Туризм и образовательные экскурсии в дореволюционной россии

В предыдущей главе мы достаточно много места уделили деятельности Комиссии «Образовательных экскурсий по России», которые были созданы при отделениях Российского общества туристов. Чрезвычайно интересно и разнообразно проводилась работа такой Комиссии при Московском отделении Российского общества туристов. В одном из первых пунктов Правил организации путешествий указывалось, что в число экскурсантов принимаются лица, «не обладающие настолько достаточными материальными средствами, чтобы совершать образовательные экскурсии самостоятельно». Здесь же прямо и без обиняков указывалось: «Комиссия имеет в виду необеспеченный материально контингент русской интеллигенции и главным образом – учащихся народной школы (т.е. учителей; выделено мной. – Г.У.) и служащих в общественных (земских и городских) и других учреждениях».

Кроме «Правил записи» в десятистраничной брошюре были еще сформулированы «Основные положения из инструкции для руководителей и правила для экскурсантов». Каковы же наиболее интересные пункты этой инструкции? Там указывалось, что при отправлении в экскурсию руководитель получал удостоверение Комиссии, маршрут, смету и все необходимое для экскурсии. Отступление от маршрута и сметы допускалось только в чрезвычайных ситуациях (наводнение, карантин и т.п.).

На руководителя возлагались обязанности вести экскурсию «сообразно выработанному Комиссией маршруту», производя все попутные расходы «в пределах исчисленных Комиссией смет». Руководитель входил «в сношения с подлежащими лицами и учреждениями по всем вопросам, касающимся вверенных им групп экскурсантов». Он устраивал экскурсантов на пароходах и железной дороге, в помещениях для ночлегов, ресторанах и столовых, вел все расчеты и получал оправдательные документы на произведенные расходы. Руководитель обязан был вести ежедневную денежную отчетность по установленному Комиссией образцу и каждые 2-3 дня копии отчетных ведомостей со своей подписью отсылать в Комиссию за подписями заведующего хозяйственной частью и представителей группы.

Перед началом путешествия каждая группа выбирает из своего состава 3-4 уполномоченных в помощь руководителю или устанавливает порядок дежурства. Зачем это нужно? В обязанности уполномоченных или дежурных входит ведение хозяйства группы под общим наблюдением руководителя, то есть закупка провизии, организация питания, охрана общественного имущества, наблюдение за порядком и чистотой, а также ведение отчетности совместно с руководителем экскурсии.

По возвращении из экскурсии руководитель в течение одного дня сдает остаток неизрасходованных денег и денежный отчет со всеми относящимися к нему документами. Специальным параграфом предусматривалось, что в особых случаях Комиссия поручает одному из членов Бюро или особо уполномоченному лицу проконтролировать в пути денежную отчетность, состояние кассы и «вообще ведение руководителем дела экскурсии».

Перед отправлением группы руководитель подробно объяснял участникам экскурсии маршрут и план движения группы, чтобы исключить любые заявления по этим вопросам. Маршрут, план движения, а также классы в вагонах и на пароходах, места остановок и ночлегов являются обязательными для всех экскурсантов.

Если экскурсанты по исключительным обстоятельствам не могут ехать с группой часть пути, переходят в высший класс поезда или парохода, отделяются от группы на 1-2 дня, то они не имеют право на какие бы то ни было компенсации. Руководитель не имеет права выдавать никаких денег на расходы, которые не указаны в смете расходов.

В инструкции предусматривалось, что руководитель не отвечает за удобства в помещениях для ночлега экскурсантов, за питание в столовых и ресторанах. В случае неудовольствия ночлегом или питанием руководитель обязан сделать соответствующее заявление членам Комиссии или ее представителю.

В случае серьезного заболевания кого-либо из участников экскурсии и невозможности продолжать совместное путешествие руководитель обязан был «сдать заболевшего в местный врачебный пункт», при этом возвращая на руки заболевшему внесенному им сумму за вычетом уже сделанных на его долю расходов.

Особо обращалось внимание на поведение экскурсантов во время путешествия: соблюдение общих интересов, такт, отказ от привычек, которые «неудобны в обществе» (например, алкоголизм и т.д.). Несоблюдение этих правил могло повлечь за собою удаление «лиц из группы во время экскурсии». Вопрос об исключении поднимался руководителем или группой экскурсантов не менее пяти человек и окончательно решался общим собранием группы «закрытым голосованием, простым большинством». Исключенному члену экскурсии выдавалась сумма денег, равная стоимости проезда до Москвы, и суточное довольствие. В инструкции предусмотрительно указывалось, что «личные отношения между экскурсантами не касаются руководителя». Это было очень существенное предупреждение.

Комиссия обращала внимание экскурсантов на необходимость соблюдения дисциплины и выполнения всех правил при обозрении достопримечательностей, призывала бережно относиться к памятникам и насаждениям. За всякие повреждения ответственность возлагалась на конкретных участников экскурсии. Определенный порядок и чистота непременно должны были соблюдаться в вагонах, на пароходах и в помещениях для ночлегов.

Чрезвычайно интересны рекомендации, которые предлагала Комиссия Образовательных экскурсий по России при Московском отделении Российского общества туристов на лето 1911 года, о том, что необходимо было взять из багажа в многодневную экскурсию.

Оговаривалось, что допускается брать с собою в виде багажа определенного размера корзину. Этот размер корзины (12 на 8 вершков), обшитой внутри клеенкой или парусиной «хорошо подходит под лавочку вагона» или «удобно устанавливается на экипажах». Чемоданы не рекомендовали брать с собой, так как в дороге, особенно при перевозке на лошадях, они быстро портились.

Для участия в экскурсии женщинам рекомендовали взять с собою «драповую верхнюю кофту», а мужчинам – «летнее пальто». Но лучше, как для мужчин, так и для женщин, – «шерстяной швейцарского типа плащ-накидку». Для женщин – «3-4 кофточки не марких, достаточно плотных», а для мужчин – «пиджачный костюм темный и 3-4 русских верхних рубашки».

Как для одних, так и для других предлагалось взять запасную пару обуви, «достаточно плотную на низких каблуках». Любопытен и остальной список необходимых вещей: 3-4 смены нижнего белья, 2-3 полотенца, мыло, зубной порошок, 10-12 носовых платков, 1-2 книги для чтения, легкую подушку 8 на 10 вершков, 2-3 простыни, кружку или стакан, чайную ложку, чайное полотенце, записная тетрадь, запас пуговиц, ниток, иголок. Кто может – бинокль и фотографический аппарат. Предлагалось взять с собою легкий матрасик. Такой волосяной матрасик можно было заказать через Комиссию, и стоил он 3-4 рубля. Если не было матрасика, то рекомендовалось заменить его пледом или одеялом – ватным или шерстяным. Вот с этим багажом экскурсант был готов к поездке.

Как оплачивались такие экскурсии? Заблаговременно подавая заявление о желании участвовать в экскурсии, будущий путешественник выбирал один из 12 предлагаемых маршрутов:

— Север России;

— Финляндия (два варианта);

— Волга (три варианта);

— Восточная Россия (два варианта);

— Южная Россия;

— Крым (два варианта);

— Кавказ (пять вариантов);

— Средняя Азия и «По России» — для крымских и кавказских учителей.

Самым дорогим был маршрут по Средней Азии. Он продолжался 36 дней и его стоимость составляла 135 рублей. Относительно недорогим можно было считать маршрут по Волге: Москва – Ярославль – Волга (Самара) и обратно Нижний Новгород – Москва. Продолжалась такая экскурсия 12 дней, и стоимость ее была 38 рублей. Маршрут по Восточной России (Кама – Средний Урал) предусматривал восхождение на гору Качканар.

В объявленную стоимость экскурсий входили: проезд, питание (чай 2-3 раза в день, завтрак, обед и вечерняя закуска), разные хозяйственные расходы (извозчики для багажа, трамвай, чаевые и прочие), плата за помещение, оплата руководителя, а также отчисления в фонд комиссии на организационные и подготовительные работы. На личные мелкие расходы экскурсантам предлагалось иметь 10-20 рублей карманных денег.

Для удешевления поездок Комиссия иногда отказывалась от услуг гостиниц, а договаривалась с учебными заведениями, обществами взаимопомощи учащимся и другими подобными организациями с просьбой предоставить имеющиеся в их распоряжении помещения для ночлега экскурсантов. При этом, как указывала Комиссия, эти помещения «не всегда бывают обставлены койками и матрасами». Именно поэтому в своих правилах Комиссия «рекомендует запастись легким волосяным матрасиком, пледом или ватным одеялом».

Комиссия отмечает, что в некоторых случаях бывает трудно даже найти помещение. Приходиться довольствоваться двумя-тремя незначительными, зачастую недостаточно чистыми комнатами (станционные помещения на Военно-Грузинской и Осетинской дорогах), рассчитанными на 7-10 человек.

Громадное значение Комиссия придавала «местному представительству». В большинстве случаев местные жители или лица, хорошо знающие город, край, всегда полнее, глубже могут оттенить местные особенности края, значение тех или иных условий, культуру, передать его историю, объяснить достопримечательности городов. Таких представителей Комиссия наметила иметь в городах: Ярославле, Нижнем Новгороде, Казани, Екатеринбурге, Астрахани, Севастополе, Ялте, Судаке, Владикавказе, Тифлисе, Батуми и Сочи.

Лица, желающие осмотреть Москву и ее достопримечательности, могли приехать за 5-7 дней до дня отъезда экскурсии из Москвы. Здесь предоставлялось помещение для остановки и ночлега с платой 20-25 копеек максимально в сутки. Эти деньги слагались из оплаты помещения, кровати и матраса, вознаграждения прислуги, стоимости кипятка для чая, освещения и оплаты труда руководителей при экскурсиях по Москве.

Будущие экскурсанты еще весной подавали или присылали заявление и заполняли опросный лист. К заявлению кроме опросного листа необходимо было приложить удостоверение, где указывались место службы и получаемый оклад жалования. Для учителей земских школ достаточно было удостоверения Земской управы – тогда указывать оклад жалования было совсем не обязательно.

В опросном листе в пункте «род занятий» уже было предусмотрено, кого имеет в виду Комиссия образовательных экскурсий: учителя или учительницу земской школы, городской, начальной, средней. Кроме того, указывалось местожительство будущего экскурсанта, возраст и семейное положение, годовой оклад жалования, сколько лет состоит на службе и путешествовал ли раньше. В последнем пункте надо было указать – «что имеете в виду теперь при записи на экскурсию».

Составители Опросного листа подсказывали его авторам, что следует писать: «Цели образовательные (расширение знаний), педагогические (передать виденное в школе), отдых, удовольствие, поправление здоровья и т.п.».

Здесь следует еще и еще раз подчеркнуть, насколько целенаправленно было содержание деятельности Комиссии Образовательных экскурсий по России. Насколько продуманно составляли экскурсии, стараясь каждый раз минимально сократить путевые расходы, понимая, что имеют дело с учителями самых разных уголков России. Эти экскурсии были прежде всего образовательными, и это главное.

Стоит отметить, что стоимость экскурсий была умеренной, вполне по средствам учителям школ и различных училищ. Учителя начальных, сельских и городских училищ пользовались правом проезда по льготной цене. Существовала особая скидка для народных учителей, направляемых в поездку земскими или городскими самоуправлениями.

Комиссия Образовательных экскурсий по России при Московском отделении Российского общества туристов была далеко не единственной подобной организацией. К концу 1915 года в России существовало уже около 100 подобных учреждений. Экскурсионные бюро активно работали в Екатеринодаре и Харькове, экскурсионные комиссии – в Ярославле, Ростове и Вятке, еще по две комиссии существовали в Москве и Петербурге.

Интересно работала экскурсионная комиссия Тульского общества взаимопомощи учащих и учивших, возникшая в 1912 году. В ее состав вошли члены общества, поставившие целью организацию экскурсий для учителей Тульской губернии. За один туристический сезон в экскурсиях Тульского общества приняли участие 299 учителей.

Один из первых, кто в начале ХХ века обосновал значение дальних гуманитарных экскурсий, их воспитательно-образовательный смысл, был петербургский профессор Иван Михайлович Гревс. Это он написал, что «главная, самая определяющая черта в природе «экскурсии» — это непосредственное соприкосновение человека с миром через активное путешествие к нему». Ему же принадлежит определение: «Путешествие – один из величайших факторов развития культуры».

Обратимся еще к мыслям И.М. Гревса о значении экскурсий: и путешествий вообще, которые он сформулировал уже в советское время в журнале «Экскурсионное дело» в № 4–6 за 1922 год: «Путешествия – это очень большая страница (лучше: много важных страниц) в книге жизни человечества, и психология их богата разнообразнейшими мотивами инстинктивных влечений и страстей, материальных интересов и умственных заданий, крупных эмоций и могучих импульсов индивидуальных и коллективных воль. Многочисленны были побуждения к путешествованию, велики достигнутые результаты путешествий, но и громадно наслаждение, ими доставляемое: оно восходит до уровня сильнейших духовных радостей жизни, они — вызываемые ими настроения – могут сравниться, например, с тем подъемом всех сил духа, какое родит в нас гениальное произведение музыки».

И.М. Гревс называет дальнюю экскурсию одним из «лучших орудий образования», считая ее возбудителем «целых серий новых образовательных течений, процессов, познаний, эмоций, волений, созиданий». Анализируя природу экскурсии, оценивая ее значение, И.М. Гревс приходит к выводу, что дальняя экскурсия «должна оставаться особым, заслуженным событием школьной жизни».

Надо заметить, что теоретические выкладки и философские размышления И.М. Гревса базировались не на пустом месте. В России экскурсионный образовательный туризм возник и середине XIX века. Его организаторами и пропагандистами были передовые педагоги. Одним из первых начал экскурсионную деятельность декабрист И.Д. Якушкин, работавший в Ялуторовской женской гимназии. Широкую известность в учительской среде России получила экскурсионная деятельность Александровской учительской школы в Тифлисе, преобразованной в дальнейшем в учительский институт. Длительное время это учебное заведение возглавлял известный на Кавказе педагог Н.П.Захаров.

На рубеже веков вопросам организации экскурсий среди учащихся стали посвящать многочисленные статьи в педагогических изданиях, журналах и книгах. Вот как писали в предисловии к книге «Образовательные прогулки по России», которая была издана в Санкт-Петербурге в 1903 году: «В некоторых государствах Европы образовательные экскурсии учащихся успели войти в учебно-воспитательную систему: их давно рассматривают как могучее образовательное и воспитательное средство, коим прекрасно можно практически знакомить молодое поколение со строем жизни, с нравами и обычаями, с чудесами современной техники и с окружающими явлениями природы, развивать в нем эстетическое чувство, любовь к Родине и ее истории, вообще отзывчивость к высшим интересам духа».

К этому времени относятся первые статьи, посвященные к экскурсионному делу среди учащихся, в «Записках Крымского горного клуба», в журналах «Русский турист» и «Русская школа». Признанным лидером среди экскурсионных изданий был ярославский журнал «Русский экскурсант».

Уникальный опыт образовательных экскурсий обобщен в начале века Тенишевским училищем в Петербурге. В издании «Образовательные поездки в средней школе», рассказывалось о поездках, походах и экскурсиях в течение 10 лет, с 1901 по 1911 год.

Удивительный материал подобной деятельности раскрывается и в отчете о работе Санкт-Петербургской Земской учительской школы за 1912-1913 учебный год, где экскурсионная составляющая является частью общего педагогического процесса.

«Практические занятия и экскурсии, — было записано в отчете, — помимо общеобразовательного значения важны в смысле подготовки учащихся к их деятельности в роли народных учителей… Возвращаясь к общей подготовке учебной части в учительской школе, следует указать, что экскурсии составляют одну из существенных сторон ее. Кроме экскурсий чисто урочного характера и дальних, учащиеся всех отделений совершают и другие экскурсии, большая часть которых находится в тесной связи с проходимыми по курсу материалов».

Руководители Земской учительской школы, как истинные педагоги, заглядывали далеко вперед. Они писали в отчете: «Образовательное значение экскурсий очевидно, особенно если принять во внимание, что они совершаются будущими учителями и учительницами: когда они будут у себя в школах сообщать сведения по географии и истории, в их распоряжении будет много личных реальных впечатлений, которые оживят их преподавание. Помимо этого, экскурсии имеют большое воспитательное значение: они организуются так, чтобы учащимся предоставить большой простор для их самодеятельности; здесь руководителям приходится много бороться с проявлением эгоизма и своекорыстия, постоянно указывать на недостаток товарищеской предупредительности и несправедливости по отношению друг к другу».

Подготовка дальних экскурсий начиналась обыкновенно в Земской школе после Нового года. Руководители предлагали ученикам литературные материалы и темы для рефератов по будущему путешествию. Библиотека школы была, по современным меркам, чрезвычайно богатой. Она насчитывала 593 книги по истории, 526 – по педагогике и 1152 книги по методике. В библиотеке имелось 107 справочников и различных энциклопедий. Выписывалось 33 названия журнала, среди них такие как «Старые годы», «Голос минувшего», «Вестник знания», «Нива» и многие другие. Анализ чтения показывал, что учащиеся в среднем читают в год порядка 30 книг – 20 беллетристики и 10 научных.

Почему же школа так много времени и сил уделяла именно образовательным экскурсиям? Мы находим ответ в отчете: «Школе приходится очень много обращать внимание на воспитание из них образованных и культурных людей; работа школы трудна потому, что крестьянская и мещанская среда, давая учеников с прекрасными личными задатками, страдает именно крайней некультурностью и отсутствием здоровых начал общественности». Таким образом, в этом коллективе решалась не только культурная, но и социальная задача.

Как же складывалась в течение года система учебных и дальних экскурсий? С 1-го по 5-й класс учащиеся обязательно посещали художественные музеи и выставки, заводы и мастерские, Публичную библиотеку и Политехнический институт.

В дни летних каникул классы в полном составе отправлялись в дальние экскурсии по России: 1-й класс – на 3-4 дня по Финляндии, 2-й класс – в Прибалтийский край на 8-9 дней, 3-й класс – на 14-16 дней в Центральные губернии России, а 4-й класс совершал трехнедельное путешествие на юг России – в Крым или на Кавказ.

За годы учебы в школе учащиеся успевали посмотреть многое из того, что их родителям не удавалось увидеть за всю свою жизнь. В отчете мы находим подробнейшие описания этих путешествий и даже их стоимость. Вот, например, как провел экскурсию 1-й класс по Финляндии. 21 марта 1913 года они выехали по железной дороге до станции Иматра. Приехали около трех часов дня. Оставили вещи в вагонах и пошли к Большой Иматре. Ночевали в вагонах поезда. Утром пеший переход 18 километров к финскому селу. Через 12 километров сделали большой привал на берегу Саймы и в шесть вечера пришли в село. Здесь учащиеся наблюдали жизнь финских поселян, познакомились с их школой. На третий день отправились в город Вильманстранд. По дороге посетили лесопильный завод, потом на пароходе добрались до поселка Лауритсалу. Познакомились с тем, как работает шлюз, пропуская суда по Сайменскому каналу. По пути посмотрели жилища финских рабочих. 24 мая по железной дороге поехали в Выборг. Подробно осмотрели город и к ночи вернулись домой.

В этой поездке участвовали 64 учащихся и 2 руководителя. Стоимость экскурсии составила 4 рубля 86 копеек. Учащиеся должны были уплатить по 1 рублю 50 копеек. Все остальные расходы взяла на себя школа.

Еще в конце XIX века в Департамент железных дорог стали поступать ходатайства от некоторых учительниц начальных школ и разных ведомств о разрешении совершать им школьные экскурсии бесплатно. Департамент признал это дело урегулировать, а затем сообщил, что в мае 1899 года издан общий льготный тариф для всех железных дорог и городов. На основании этого тарифа было предоставлено право бесплатного проезда в 3-м классе школьным экскурсиям учеников и учениц низших учебных заведений в сопровождении лиц воспитательного персонала на расстоянии не свыше 50 верст, а также при переезде в летнее помещение или в курорты. Тариф этот действовал по 1 сентября. Для получения бесплатного проезда надо было только заблаговременно согласовать время поездки с местным управлением железной дороги.

Нельзя не отметить, что учителя воспользовались этой льготой. Так, из Петербурга по Балтийской железной дороге было совершено 134 поездки, в которых приняли участие 6500 учащихся. Через год, летом 1900 года, выехали 160 групп и 7391 учащийся.

После 1910 года уездные и губернские земства подержали многие экскурсии учащихся. В сметах появилась особая графа – «Ученические экскурсии». Земства московской губернии в 1914 году выделили для экскурсий сельских школьников в общей сложности свыше девяти тысяч рублей. Кроме того, Московское губернское земство обеспечивало экскурсантов завтраками и ужинами на сумму 14 копеек в день на ученика, оплату посещения экскурсий, проезд на проходе по Москве-реке в размере 5 копеек на человека в день и половину стоимости проезда по железной дороге для четырех наименее обеспеченных уездов.

В 1913 году Московское земство способствовало проведению экскурсий почти трех четвертей всех сельских школ. В 1914 году услугами земства Московской губернии воспользовались 393 школы. Почти 14 тысяч школьников посетили Москву.

С развитием экскурсионного дела рос и интерес, особенно среди учителей, к освоению методов экскурсионной работы. Однако отсутствие единого методического экскурсионного центра в России не позволяло создать какой-либо системы подготовки руководителей ученических экскурсий. Советы по организации экскурсий можно было почерпнуть лишь в различных педагогических журналах.

Передовые круги российского общества, местные власти оказывали помощь в развитии ученических экскурсий, но говорить о системе государственной поддержки этого нового явления было еще нельзя, хотя сделано было немало.

САМЫЕ НЕОБЫЧНЫЕ ТУРЫ И ЭКСКУРСИИ


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: