Тюлень, у которого был слишком длинный язык

В зоологическом саду царила глубокая тишина.

Сторож дремал в слоновнике, подложив под голову, как подушку, хобот Слона. Он дремал весьма прочно и не проснулся, в то время, когда Чиполлино с Медведем тихо постучались в дверь слоновника.

Слон с опаской переложил голову сторожа на солому, вытянул хобот и, не сходя с места, открыл дверь, пробормотав:

– Войдите.

Отечественные двое друзей вошли озираясь.

– Хороший вечер, синьор Слон! – сообщил Чиполлино. – Простите, прошу вас, что мы потревожили вас в таковой поздний час.

Тюлень, у которого был слишком длинный язык

– О, ничего, ничего! – отвечал Слон. – Я ещё не дремал. Я пробовал отгадать, что может сниться моему сторожу. По снам возможно определить, оптимален человек либо дурён.

Слон был ветхим индийским философом, и ему постоянно приходили в голову весьма необычные мысли.

– Мы просим вашей помощи, – продолжал Чиполлино, – по причине того, что знаем, как вы умны. Не имеете возможность ли вы дать совет нам, как высвободить из плена своих родителей вот этого Медведя, моего приятеля?

– Что ж, – задумчиво пробормотал ветхий Слон, – пожалуй, я и мог бы дать вам совет, но лишь к чему это? В лесу не лучше, чем в клетке, а в клетке не хуже, чем в лесу… Не знаю, прав я либо нет, но мне думается, что любой обязан оставаться на своём месте… Но, если вы уж весьма этого желаете, – добавил он нежданно, – я могу вам заявить, что ключ от клетки с медведями находится в кармане у этого дремлющего человека, моего сторожа. Я постараюсь извлечь ключ, не разбудив его. Сон у него крепкий. Надеюсь, он ничего не почувствует.

По правде сообщить, Чиполлино и Медведь очень сильно сомневались в успехе данной сложной операции, но Слон так умело и с опаской действовал своим послушным и эластичным орудием-хоботом, что сторож и в действительности ровно ничего не почувствовал.

– Вот вам ключи, – сообщил Слон, извлекая кончик хобота с ключами из кармана сторожа. – Лишь не забудьте, прошу вас, принести мне их позже обратно.

– Будьте спокойны, – сообщил Чиполлино, – и примите отечественную искреннюю признательность. А вы не желали бы бежать вместе с нами?

– Если бы у меня когда-нибудь было намерение бежать, то я, очевидно, не стал бы ожидать вашей помощи и вашего прибытия. Хочу успеха!

И, снова положив голову сторожа на хобот, Слон стал ласково покачивать её, дабы покрепче усыпить собственного тюремщика и не разрешить ему проснуться раньше времени.

Чиполлино и Медведь выскользнули из слоновника и направились к той клетке, где жили медведи. Они старались ступать как возможно тише, но не прошли и нескольких шагов, как их кто-то окликнул:

– Эй, эй, синьор!

– Ш-ш-ш… – со страхом тихо сказал Чиполлино. – Кто это меня кличет?

– Ш-ш-ш… – повторил хриплый голос. – Кто это меня кличет?

– Да не поднимай шума, сторож проснётся!

Голос подхватил:

– Не поднимай сторожа, шум проснётся!.. Ах я дуррак, дуррак! – добавил он тут же. – Я все перепутал!

– Да это же Попугай! – тихо сказал Чиполлино Медведю. – Он повторяет всё, что слышит. Но так как он ничего не осознаёт из того, что слышит, то довольно часто говорит все навыворот. Но, он хороший небольшой и никому не хочет зла.

Медведь культурно поклонился Попугаю и задал вопрос его:

– Не сообщите ли, синьор Попугай, где тут клетка с медведями?

Попугай повторил:

– Не сообщите ли, синьор Медведь, где тут клетка с попугаями? Ах я дуррак, дуррак, я снова сбился!

Видя, что от Попугая толку не добьёшься, приятели тихо пошли дальше. Из-за решётки их окликнула Мартышка:

– Послушайте, синьоры, послушайте!..

– У нас нет времени, – ответил Медведь. – Мы весьма торопимся.

– Уделите мне лишь одну минутку: вот уже два дня, как я пробую разгрызть орех, и мне это никак не удаётся. Помогите мне, пожалуйста!

– Подождите мало. На обратном пути мы вам поможем, – сообщил Чиполлино.

– Эх, это вы лишь так рассказываете! – сообщила Мартышка, покачав головой. – Да так как, но, и я лишь так, для беседы. На что мне данный орех, да и все орехи в мире! Я бы желала опять быть в моём родном лесу, прыгать с ветки на ветку и швырять кокосовые орехи прямо в голову какому-нибудь путешествующему лентяю. Для чего ж тогда и растут кокосовые орехи, в случае если в лесу нет мартышек, каковые бы имели возможность запустить орехом в чью-нибудь голову? Нет, я задаю вопросы вас, для чего же необходимы путешественники, в случае если некому стукать их кокосовыми орехами по голове? Я уже и не помню, в то время, когда это я в последний раз попала орехом в бритую красную голову приезжего незнакомца… Так приятно было целиться в эту обнажённую макушку! Я не забываю, как…

Но Чиполлино и Медведь были уже на большом растоянии и не слышали больше её болтовни.

– Мартышки, – сообщил Чиполлино Медведю, – весьма легкомысленные и вздорные особы. Они начинают сказать об одном, позже о втором, и ни при каких обстоятельствах нельзя сказать, чем кончится их болтовня. Но я от души жалею эту бедняжку. Из-за чего ей не спится? Думаешь, вследствие того что не имеет возможности разгрызть орех? Нет, она не спит вследствие того что тоскует о собственном далёком юге, о тёплом солнце, о бананах и кокосовых пальмах.

Лев также не дремал. Он взглянуть на проходящих уголком глаза, но кроме того не развернул головы, дабы определить, куда они идут. Это был добропорядочный и гордый зверь, и его никак не интересовало, кто проходит мимо его решётки и по каким делам.

Наконец Чиполлино и Медведь добрались до медвежьей клетки.

Бедные старики сходу определили собственного мохнатого сына. Они протянули к нему лапы и стали целовать его через решётку.

До тех пор пока они целовались, Чиполлино открыл створку клетки и сообщил:

– Да прекратите же вы плакать! Клетка ваша открыта, и, если вы этим не воспользуетесь, пока не проснётся сторож, не грезьте больше о свободе!

В то время, когда в итоге оба пленника вышли из клетки, они ринулись обнимать собственного косолапого сына, от которого их больше не отделяли металлические прутья решётки. Большие слёзы текли по их мохнатым щекам.

Чиполлино был растроган до глубины души.

«Бедный мой папа! – думал он. – Я также буду без финиша целовать тебя в тот сутки, в то время, когда мне удастся открыть двери твоей колонии!»

– Пора, пора уходить! – сообщил он медведям тихо, но внятно. – Нам нельзя медлить.

Но старики захотели сперва проститься с семьёй белых медведей, живших около пруда, позже захотели посмотреть к жирафу, что, но, сейчас прочно дремал.

Тюлень, у которого был слишком длинный язык

Дремали и другие животные, но весть об уходе медведей скоро облетела все уголки зоологического сада и разбудила его жителей. Медведей тут весьма обожали. Но, и у них нашлись неприятели. Так, к примеру, их терпеть не мог Тюлень, который считал их ближайшими родичами белых медведей.

Выяснив, что медведи убежали из клетки, Тюлень начал так звучно плакать, что разбудил сторожа, все ещё дремавшего сладким сном.

– Что произошло? – задал вопрос он у Слона зевая.

– Право, не знаю… – задумчиво ответил ветхий мудрец. – Да и что может произойти? В мире больше не случается ничего нового, значит, ничего нового не случилось и этой ночью. Это лишь в кино шесть раз в час происходят какие-нибудь приключения.

– Возможно, ты и прав, – дал согласие сторож, – но всё-таки нужно поглядеть.

Чуть он вышел из слоновника, как наткнулся на беглецов.

– Караул! – закричал он. – На помощь!

Проснулись все его ассистенты и в пара мин. оцепили зоологический сад. Бегство стало неосуществимым.

Чиполлино и трое медведей ринулись в пруд и притаились, высунув из воды лишь головы. К несчастью, они попали в тот самый пруд, где жил Тюлень.

– Хе-хе-хе! – злорадно захохотал кто-то за их спиной.

Это и был Тюлень собственной персоной.

– Надеюсь, синьоры разрешат мне посмеяться мало, – сообщил он. – У меня сейчас весьма хорошее настроение.

– Синьор Тюлень, – попросил его Чиполлино, дрожа от холода, – я осознаю ваше веселье. Но неужто вы находите вероятным смеяться над нами в ту 60 секунд, в то время, когда нас разыскивают?

– Вот это-то меня и радует! Я на данный момент позову сторожа и попрошу его выудить вас из пруда. Так как вы же не водоплавающие!

И Тюлень в действительности направился к второму берегу кликать его помощников и сторожа. Медведей мгновенно выудили, и не двух, а целых трёх. Это весьма поразило сторожа. Но ещё больше он удивился, найдя среди медведей какое-то существо малоизвестной породы, которое, но, заговорило человечьим языком:

– Синьор сторож, как видите, это явное недоразумение. Я не медведь!

– Я и сам это вижу. Но что же ты делал в пруду?

– Я купался.

– Тогда я в первую очередь тебя оштрафую, по причине того, что в публичных местах купаться строжайше воспрещено.

– У меня нет при себе денег, но если вы станете так любезны…

– Я вовсе не любезен и пока не возьму с тебя штрафа, ты посидишь у меня в клетке с мартышками. Ты в том месте совершишь ночь, а утром мы посмотрим, что с тобой делать.

Мартышка радушно встретила гостя и, не разрешив ему опомниться, принялась болтать так же бессвязно и путано, как и раньше.

– Я говорила вам, – сказала она, раскачиваясь на хвосте, – о путешественнике с красной и бритой головой. В случае если я говорю, что у него голова была красная и бритая, значит, так оно и было. Я ни при каких обстоятельствах не лгу, другими словами лгу лишь при крайней необходимости, очевидно. Но, понимаете, я обожаю приврать. Да-да… У лжи какой-то особенный приятный вкус… Другой раз…

– Послушайте, – попросил её Чиполлино, – не могли бы вы отложить собственные признания до завтрашнего утра? Мне весьма хочется дремать.

– Возможно, спеть вам колыбельную? – внесла предложение Мартышка. – Баюшки-баю…

– Нет, благодарю. Я и без того засну.

– Прикрыть вас одеялом?

– Но так как тут нет одеял!

– Само собой разумеется, нет, – пробурчала Мартышка. – Я это внесла предложение из вежливости, но если вы желаете, дабы я была невежливой, то пожалуйста!

Сообщив это, обиженная Мартышка повернулась к нему спиной и замолчала. Чиполлино, само собой разумеется, воспользовался наступившей тишиной, дабы срочно заснуть. Зря Мартышка ожидала, что Чиполлино попросит её обернуться. Не дождавшись его просьбы, она решила поменять бешенство на милость и опять заговорить с ним. Но, повернувшись к мальчику, она заметила, что он прочно спит.

Ещё больше разобидевшись, Мартышка ушла в уголок, свернулась в клубочек и принялась следить за дремлющим.

Чиполлино пробыл в обезьяньей клетке целых два дня. Дети, которых приводили в зоологический сад их няньки и мамы, наблюдали на него с восторгом: они ни при каких обстоятельствах ещё не видели мартышки, одетой равно как и они сами.

Лишь на третий сутки бедному Чиполлино, которого вконец извела соседка-мартышка, удалось отправить записочку Вишенке. Тот приехал в город с первым же поездом, заплатил за Чиполлино штраф и высвободил его из плена.

Пересчитав деньги, сторож сердечно простился со своим пленником а также попросил его почаще заглядывать в зоологический сад.

– Хорошо, хорошо! – ответил Чиполлино, спеша на поезд.

По дороге он в первую очередь справился у Вишенки о собственных приятелях, оставшихся в пещере, и весьма встревожился, выяснив, что они провалились сквозь землю.

– Не осознаю, – сообщил он, пожимая плечами. – В этом убежище они были в полной безопасности. Что же вынудило их покинуть пещеру?

Тюлень, у которого был слишком длинный язык

Девушки с самыми долгими языками (Девушки №45)


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: