Создание мансонвилльского синода

Тем временем, в Мансонвилле иеромонах Владимир (Целищев), соратник о. Вениамина Жукова, наконец, уговорил митрополита Виталия отменить решение уйти в отставку. По словам свидетеля этих уговоров, главными аргументами о. Владимира были поддержка русских архиереев и вопрос «Владыка, на кого вы оставляете русских архиереев и паству?»

Эти действия иеромонаха Владимира знаменовали резкую смену его позиции по отношению к митрополиту. Всего за несколько месяцев до того он говорил, что «митрополита больше нет» (в ноябрьском письме 2000 года), что митрополит больше не способен управлять Церковью, потому что он «лишился ориентировки и памяти», находится «в нездоровом состоянии сознания и рассудка» (майское письмо 2001 года) и «абсолютно зависим» от своего секретаря Л.Д. Роснянской, которая имеет полный контроль над его подписью, его письменными принадлежностями и его печатью. «Не надо питать иллюзий на этот счёт», — писал о. Владимир в июльском письме 2001 года. Подобная непоследовательность возбуждала подозрения о действительных мотивах о. Владимира – и эти подозрения вскоре оправдались…

Пока основная масса архиереев, ведомая архиепископом Лавром и архиепископом Марком, готовила против митрополита «революцию слева», одновременно шла подготовка «революции справа», чему есть веские доказательства. Руководителем правых революционных сил был парижский протоиерей Вениамин Жуков. В мае 2001 года он попросил митрополита благословить епископа Варнаву Каннского (в то время его сторонника) хиротонисать архимандрита Сергия (Киндякова) в епископы. Митрополит отказал, и Жуков, с досады, попытался убедить архиепископа Лазаря Тамбовского и Одесского совершить тайное рукоположение о. Сергия, намекая, что этим архиепископ Лазарь откроет себе возможность стать «митрополитом» и «первоиерархом». Тот отказался, чем навлёк на себя ненависть Жукова, с тяжёлыми последствиями для Церкви… i

Под влиянием «революционеров справа» Целищева и Жукова митрополит опубликовал на интернете 14/27 октября «Чрезвычайное заявление»:

«Взяв во внимание нежелание некоторых архиереев примириться и успокоить неслыханные волнения среди нашего духовенства и паствы, а также отвечая на просьбы других архиереев и многих чад Зарубежной Церкви, я со всей ответственностью заявляю, что в соответствии с пунктом 34 Уложения РПЦЗ, я снимаю свою подпись с документа о моём добровольном уходе на покой и о передаче моих полномочий архиепископу Лавру. Моё имя должно, как и раньше, возноситься во время богослужений во всех церквах Русской Православной Церкви За рубежом. В случае непредвиденных обстоятельств, епископ Варнава Каннский временно получает полномочия заместителя первоиерарха РПЦЗ — до выборов нового первоиерарха Зарубежной Церкви теми иерархами, которые остались верны православной вере».ii

Противниками соединения с МП эта новость была встречена радостно, хотя и с некоторой растерянностью. Ведь всего три дня назад митрополит отказался отозвать своё решение о уходе на покой даже после многих настойчивых просьб иерархов, духовенства и мирян в России и за её пределами. Более того, были основательные сомнения, имеет ли митрополит право отменить своё решение уйти на покой и вернуться к управлению Церковью без решения архиерейского Собора.iii Пункт 34 Уложения РПЦЗ не предоставлял ему этой возможности.

Единственное, что могло быть использовано в поддержку этого поступка, это бесспорный факт, что митрополита принудили уйти в отставку в июле. Как он сам сказал: «Настоящим я заявляю, что в то время [в июле 2001 года] меня заставили силой поставить подпись на документах, подготовленных и написанных Синодом… Я был объектом оскорблений и неоднократного сильного психологического давления со стороны архиереев. Эти пытки меня измучили». То, что митрополит Виталий был действительно принуждаем, заявляют присутствовавшие на июльском собрании архимандрит Сергий (Киндяков) и священник Антоний (Орлов).iv Но против этого свидетельствует тот факт, что к октябрю митрополит, казалось, совершенно примирился с отставкой, отказывался отменить её, будучи спрошен об этом много раз, и добровольно поздравил архиепископа Лавра после его избрания новым митрополитом, вновь подтвердив, что уходит на покой по причине слабого здоровья и преклонного возраста и потому, что «действительно нуждается в отдыхе».

«Здесь будет уместным отметить прецедент, — пишет Шумило, — когда именно по той же причине дореволюционная Русская Церковь не признала каноничность так называемой Белокриницкой староверческой иерархии, происходившей от митрополита Амвросия Боснийского и Сараевского, бывшего на покое. Ссылки староверов на то, что митрополит Амвросий был отправлен на покой не по своей воле, а под давлением турецких властей, и что он не признавал решения Константинопольского патриархата, не были приняты Святейшим Синодом.

Тот факт, что Владыка находился в ситуации архиерея на покое, подтверждается теми ограничениями в правах, какие он имел в ‘мансонвилльском синоде викарных епископов’. С захватом власти в Мансонвилле протоиереем В. Жуковым, иеромонахом В. Целищевым и иереем Н. Орловым митрополит Виталий фактически был отставлен вторично (первый раз – заговорщиками из Нью-Йорка во главе с архиепископом Лавром и архиепископом Марком): все приходы в Канаде были изъяты из непосредственного управления Владыкой Виталием как правящим архиереем Монреаля и Канады и отданы под управление викариев, которые провозгласили себя ‘правящими’. С того времени до самой его блаженной кончины митрополит Виталий не имел ни одного прихода в Канаде под своим управлением. С канонической точки зрения такое возможно только для архиерея на покое. Замечания о том, что митрополит был слаб и не способен к управлению приходами, не являются честными. Если митрополит был настолько слаб, что не мог управлять приходами, как мог он управлять Церковью? Ясно, что люди, державшие митрополита в плену, были непоследовательны, чтобы не сказать коварны».v

Кроме того, назначение митрополитом епископа Варнавы своим заместителем не было канонически обоснованным. Варнава находился под запрещением по указу, подписанному самим митрополитом. Запрещение могло быть снято только архиерейским собором. Следовательно, решение митрополита назначить его своим заместителем без соборного подтверждения, равно как и разрешение ему рукополагать в епископы и возвышение его до архиепископа, были неканоничны.

Единственным способом исправить эти канонические ошибки было бы для РПЦЗ (В) обратиться к русским архиереям архиепископу Лазарю и епископу Вениамину и созвать канонический Собор. Только эти двое противостояли нью-йоркскому Синоду, будучи при этом правящими архиереями, не нуждающимся в архиерейском совете для восстановления их полного статуса. Оба они выразили свою готовность помочь митрополиту в этой ситуации. 27 октября, в тот самый день, когда было опубликовано «Чрезвычайное заявление», они подтвердили свою верность митрополиту Виталию.vi А 28, 29 и 30 октября они «сделали своё заявление о верности митрополиту Виталию по телефону. Этот звонок принял епископ (в то время иеромонах) Владимир в Мансонвилле в присутствии протоиерея Спиридона Шнейдера и иерея Андрея Кенсис (spelling in Russian ?) Когда разговор был окончен, епископ Владимир радостно объявил: ‘Архиепископ Лазарь и епископ Вениамин с нами, они поминают митрополита Виталия’».

Мансонвилльская группа радостно приветствовала русских архиереев в октябре, когда отчаянно нуждалась в поддержке в борьбе против объединительной деятельности Синода под руководством митрополита Лавра (РПЦЗ (Л)). Но трагедия состояла в том, что в течение нескольких дней они прекратили евхаристическое общение с русскими архиереями, потому что перестали нуждаться в их поддержке. Жуков хотел руководить мансонвилльским Синодом самостоятельно: его не интересовали сомнения русских архиереев в каноничности этого Синода и их заботы о созыве полноправного Собора, который исправил бы канонические ошибки. Он был озабочен только хиротониями нужных ему священников, которые единолично осуществил бы епископ Варнава…

«1 ноября 2001 года, — пишет Шумило, — произошло событие, которое привело в недоумение многих православных. По инициативе нью-йоркского Синода, митрополит Виталий, в сопровождении полицейских, был насильно доставлен в психиатрическую больницу для проверки состояния его психики. Это было серьёзное оскорбление по отношению к митрополиту, издевательство над человеком его ранга и возраста, но Владыка Виталий перенёс всё это со смирением и большим достоинством…

[3 ноября], немедленно по возвращении Владыки митрополита из больницы, воспользовавшись тем, что он какое-то время был в стороне от дел Синода, а также под предлогом «спасения» Церкви, по инициативе и под непосредственным давлением протоиерея Жукова (он кричал по телефону епископу Варнаве: ‘Рукополагайте епископа немедленно, хотя бы даже с верёвкой на шее’, чему были свидетелями русские и французские священники), викарный епископ Варнава осуществил хиротонию архимандрита Сергия (Киндякова). Решение хиротонисать его было принято спешно, не обсуждалось на совете, никто из действующих архиереев не был извещён об этом (не говоря уже о необходимом требовании получить их письменное согласие на проведение архиерейской хиротонии, как того требуют церковные каноны и как предписано Уложением РПЦЗ в параграфе 11 и ссылке к этому параграфу, а также в 4 Каноне Первого Вселенского Собора: ‘отсутствующие должны предоставить своё согласие в письменном виде, и тогда хиротония может иметь место’ и т.д.). Только одно согласие было получено на эту хиротонию, совместно с устным разрешением митрополита – но не сразу, а в результате давления на него (решающий аргумент был такой: ‘Вас арестуют, и Церковь останется без архиереев’)…

По свидетельству многих, девяностолетний митрополит, который уже с 1999 года не мог по состоянию здоровья служить литургию, был слишком слаб и немощен для того, чтобы принять настоящее участие в хиротонии архимандрита Сергия. Он присутствовал там без соответствующего облачения, одетый только в мантию (что видно на фотографиях с хиротонии: епископ Варнава и епископ Сергий стоят в полном архиерейском облачении, а митрополит Виталий в мантии), в то время как ни литургия, ни хиротония не могут осуществляться в мантии. Рукоположение архимандрита Сергия совершено было единолично епископом Варнавой…

Эта хиротония положила начало созданию новой церковной организации – Русской Православной Церкви в Изгнании (РПЦИ – под этим названием эта организация была зарегистрирована во Франции, Канаде и США)…

Признание хиротонии архимандрита Сергия на архиерейском соборе, с обязательным дополнительным возложением рук [хиротесия] ещё было возможно, ввиду чрезвычайных обстоятельств, ради любви и мира и ради того, чтобы избежать церковного раскола, но с применением широчайшей икономии и согласовательным образом. Дальнейшие же ‘мансонвилльские хиротонии’ [епископов Владимира, Варфоломея, Антония и Виктора], осуществлённые епископами Варнавой и Сергием в тайне даже от митрополита Виталия (без его участия и против его желания) были открыто беззаконными, и признание их уже невозможно».vii

5 ноября Мансонвилльский Синод опубликовал Указ, утверждающий, что митрополита теперь должно поминать как «первоиерарха Русской Православной Церкви в Изгнании». Было решено, что Церковь будет зарегистрирована под этим названием (мы ранее сказали, что Жуков уже сделал это во Франции), а о. Иосиф Сандерленд был назначен юридическим лицом для осуществления этого акта. Однако, в силу того, что изменение названия означает изменение Церкви, Указ обеспокоил многих верующих, и русские архиереи его отвергли. Архиепископ Лазарь даже дал устное распоряжение не поминать митрополита в течение нескольких недель. Наконец, 20 ноября мансонвилльцы поняли свою ошибку и отменили это решение, восстановив прежнее название: «Русская Православная Церковь За границей». Как выяснилось позже, митрополит Виталий всё время был против смены названия. Когда название Церкви было восстановлено, архиепископ Лазарь распорядился 24 ноября опять поминать митрополита Виталия на богослужениях. Такой же Указ издал и епископ Вениамин.viii

Кроме того, 5 ноября новый «Синод Руской Православной Церкви в Изгнании» возвёл епископа Варнаву в ранг архиепископа с титулом «Каннский и Европейский». Странно, но подпись Варнавы на этом документе отсутствует. Однако он был очень настроен принять дарованную ему таким образом власть. Так уже 7 ноября или около того он объявил, что не признаёт старшим над собой архиепископа Лазаря.ix А позже он заявил, что в качестве заместителя митрополита и «архиепископа Европейского» он должен получить контроль над европейской частью России, то есть отнять у архиепископа Лазаря и епископа Вениамина их кафедры!

Позднее мансонвилльцы стали называть собрание, на котором эти решения были приняты, «первым архиерейским Собором возрождённой РПЦЗ». А значительно позднее, 20 мая 2003 года, они объявили «создание Архиерейского Синода Русской Православной Церкви За границей»! Абсурдность создания Синода через восемнадцать месяцев после того, как уже был проведён «первый архиерейский Собор возрождённой РПЦЗ», осталась за пределами внимания «новаторов справа».

После этого «первого архиерейского Собора» митрополит Виталий уехал из Монреаля со своим секретарём Л. Роснянской, которая сообщила, что он против новых архиерейских рукоположений, чтобы «о нас не говорили, что мы печём архиереев как пирожки». Он прибыл в Мансонвилль вечером 6 ноября. Можно представить, насколько он был поражён, увидев панагию на груди иеромонаха Владимира (Целищева), который в тот самый день был хиротонисан архиепископом Варнавой и епископом Сергием в викарного епископа Сакраменто. Хотя в сертификате о рукоположении было сказано, что оно состоялось по благословению митрополита, тот отказался признать эту «хиротонию».

Но опять, как и в случае с архимандритом Сергием, митрополита убедили согласиться с содеянным «ради блага Церкви». Для того, чтобы скрыть незаконность деяния и придать ему видимость законного, в сертификат была добавлена под оттиском «Я подтверждаю» подпись митрополита».x

То, что эта хиротония была совершена против воли митрополита, подтверждают слова архиепископа Варнавы, который писал: «Я каюсь, что участвовал в хиротонии епископа Владимира без Вашего разрешения». У него были серьёзные основания к раскаянию, потому что этой хиротонией он нарушал шестое правило Первого Вселенского Собора, которое гласит: «Если кто-либо поставлен во епископы без разрешения митрополита, Великий Собор определяет ему не быть епископом».

В дополнение к этому административному хаосу было совершено ещё одно незаконное рукоположение во епископы. 11 ноября епископы Сергий и Владимир хиротонисали архимандрита Варфоломея (Воробьёва) во епископа Гренады – без ведома и разрешения не только митрополита Виталия, но даже и архиепископа Варнавы.

Позднее, 12/25 июля, архиепископ Варнава писал в своём покаянном письме митрополиту Витадию: «Я каюсь, что не выразил свой протест в связи с хиротонией епископа Варфоломея, которую совершили епископы Сергий и Владимир, вопреки Вашему и моему решениям». И ещё одна ложь была добавлена к неканоничному рукоположению: в сертификате епископа Варфоломея было сказано, что хиротония совершалась митрополитом Виталием.

Так все три хиротонии – Сергия, Владимира и Варфоломея – были совершены викарными епископами вопреки канонам, без созыва каноничного Архиерейского Собора, без участия двух правящих архиереев Русской Церкви, которые единственные не были ни под запретом, ни в отставке (архиепископа Лазаря и епископа Вениамина), в двух случаях против воли митрополита, и в одном — без его ведома. Мы таким образом можем заключить, что если РПЦЗ (Л) сошла на октябрьском Соборе с исповеднического пути истинной РПЦЗ, объявив о своём намерении объединиться с МП и мировым православием, то всего лишь несколькими днями позднее РПЦЗ (В) двинулась в противоположном неверном направлении, нарушив соборные нормы Святой Церкви, хранимые святыми канонами. Воспользовавшись немощным состоянием митрополита Виталия и своим доминирующим влиянием на «мансонвилльский Синод викариев», протоиерей Вениамин Жуков осуществил церковный переворот, после чего осталось всего два каноничных архиерея той РПЦЗ, которая существовала до печальных событий 2001 года, — архиепископ Лазарь и епископ Вениамин.

22 ноября состоялась вторая попытка выкрасть митрополита Виталия и вывезти в Нью-Йорк, которую на этот раз предпринял епископ Михаил (Донсков) Канадский, за что был анафематствован митрополитом.xi Когда попытка не удалась (канадские судьи отказались разрешить вывоз), Синод РПЦЗ (Л) сделал заявление, осуждающее этот поступок и утверждающее, что Синод всегда пользовался только мирными способами убеждения, стараясь уговорить митрополита вернуться. Епископ Михаил был освобождён от руководства канадской епархией и отправлен в Джорданвилль, в Свято-Троицкий монастырь.xii

7 декабря митрополит Виталий обратился к духовенству и пастве Зарубежной Церкви с письменным воззванием: «Сторонники и последователи так называемого самозванного митрополита Лавра, захватившего церковную власть в нашей Зарубежной Церкви, оказались на духовном бездорожье.

Видя беспорядки в нашей Церкви, я вернул себе права главы Церкви. В ответ на это, Синод, посредством епископов Михаила и Илариона, предпринял против меня настоящие гонения. Я был арестован светскими властями без малейшего указания на причину или вину. Исключительно для того, чтобы очистить Церковь от этих отступников, по моему благословению и с моим участием были совершены хиротонии новых архиереев: епископа Владимира Сакраментского и епископа Варфоломея Гренадского…

Отступники, во главе с архиепископом Лавром не могут находиться в пределах Церкви…»xiii

Ясно, что патриарх Алексий говорил правду, когда позже сообщал корреспондентам СМИ, что удаление митрополита Виталия было необходимым условием сближения МП и РПЦЗ…xiv

Вернёмся к первым дням ноября. В это время несколько священников, во главе с протоиерем Виктором (Мелеховым), экзархом российской паствы Северо-Американской Святой Православной Церкви (HOCNA), ушли из HOCNA и были приняты в сущем сане митрополитом Виталием в РПЦЗ (В). Кандидатура о. Виктора была тогда предложена о. Анатолием Трепачко на должность секретаря Русской Православной Церкви в Изгнании, и он был единогласно избран на эту должность, а о. Михаил Марциновский был избран казначеем РПЦИ.

Позднее о. Вениамин Жуков, усматривая в Мелехове возможного противника своим планам захватить Синод, вставил слова «Северной Америки и Канады» после слова «секретарь» на официальном вебсайте РПЦИ и мошеннически утверждал, что сам он был поставлен секретарём Синода 5 ноября.xv

Заняв должность секретаря, о. Виктор немедленно стал заметной фигурой. О. Спиридон Шнейдер, пишет: «Через несколько дней [8 ноября] о. Виктор прибыл в Мансонвилль… и предложил: 1) отречься от МП и сергианства; 2) отречься от всяких отношений с Сербской Церковью; 3)подтвердить анафему экуменизму 1983 года и 4) отречься от Киприана Филийского и его еретической экклезиологии, принятой в 1994 году Архиерейским Синодом РПЦЗ. Эти вопросы обсуждались примерно два с половиной часа, и в конце концов митрополит Виталий, епископы и о. Виктор были рады прийти к полному согласию. Вскоре после этого собрания Владыка Владимир написал соответствующий документ, в котором рассматривались эти четыре пункта и отправил факсом о. Виктору с подписями всех архиереев, включая архиепископа Варнаву».xvi

Это «Заявление Архиерейского Синода РПЦИ» появилось на интернете и объявило, что 1) РПЦИ не имеет евхаристического общения с Московской патриархией и 2) прекращает «недостаточно продуманное установление евхаристического общения с Синодом противостоящих под началом митрополита Кипирана Оропосского и Филийского». Эта резолюция была подписана митрополитом Виталием, епископом Сергием за архиепископа Варнаву с его согласия, епископом Сергием и епископом Владимиром. Позже архиепископ Варнава, который улетел во Францию днём ранее, заявил, что он не давал согласия на свою подпись под этой резолюцией.

Однако, к разочарованию американского духовенства, некоторые французские священники стали возражать против осуждения Киприана. И 7/20 ноября указ о прекращении евхаристического общения с киприанитами был приостановлен.

Но 16/29 декабря, на пастырской конференции Северо-Американского духовенства, за подписями всех архиереев, кроме отсутствовавшего архиепископа Варнавы, киприанитская экклезиология получила официальное осуждение.xvii Варнава не опротестовал решение прекратить общение с Киприаном, хотя и предложил одно ограничение. Однако недовольство этим решением продолжали выражать некоторые французские священнослужители, особенно протодиакон Герман Иванов-Тринадцатыйxviii и два священника, имевшие связи с киприанитами, Михаил и Квентин Кастельбажак, присоединившиеся к РПЦЗ (Л). С другой стороны, осуждение поддержали другие представители духовенства стран Западной Европы и других стран.xix

Решение осудить киприанизм было важным, потому что оно возвещало возврат к экклезиологии митрополита Филарета, которая была отброшена РПЦЗ со времени сближения с киприанитами в 1994 году. Если соблюдать все формальности, то это решение можно было бы признать неправомерным в том смысле, что только каноничный Архиерейский Собор мог отменить решение другого каноничного Архиерейского Собора – а несколько архиереев на этом Соборе были неканоничны, в то время как каноничные архиереи из России не были допущены к участию в Соборе.xx Однако, решение было верным, а это главное.

Противостояние французского духовенства можно объяснить тем, что они в течение многих лет находились под омофором архиепископа Антония Женевского (+1993), самого экуменического иерарха РПЦЗ в течение, по крайней мере, последних двадцати лет его жизни, которого они в 2000-е годы продолжали называть своим «великим аввой» и «удерживающим [приход антихриста]». Архиепископ Варнава сам имел довольно пёструю биографию. Вот отчего глубокое исследование ошибок прошлого, — проводимое, более того, по инициативе американского духовенства, в лице некоторых своих представителей порвавшего с РПЦЗ в 1986 году из-за экуменических настроений, получивших ход при митрополите Виталии и архиепископе Антонии Женевском, — пугало их.

По этим причинам о. Виктор и группа представителей Северо-Американского духовенства призвали к

1) наведению порядка в административном хаосе РПЦЗ (В), что требовало созыва Собора;

2) принятию ясной экклезиологии, которая позволила бы избежать повторение ошибок прошлого РПЦЗ и создать крепкую основу для её будущего.

i «Очередные чистки и раскол в ‘мансонвилльском синоде викариев’» http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pagesgo=print_pagepid=930

ii Церковные новости № 7 (99) октябрь 2001, 2-4

iiiКак пишет А. Шатилова: «Послание Третьего Вселенского Собора относительно митрополита Евстафия Памфилийского на удивление подобно ситуации с отставкой митрополита Виталия, которая и вправду была осуществлена насильно в июле. Однако, второе заявление на Соборе в октябре этого года он сделал, по всем признакам, добровольно. В Послании о митрополите Евстафии сказано, что он ‘был оскорблён поведением некоторых лиц и оказался в непредвиденных обстоятельствах. Затем, позднее, из-за излишней инертности, он отказался иметь дело с неприятностями, нахлынувшими на него, несмотря на то, что мог опровергнуть клевету тех, кто нападал на него. Он предоставил письменное заявление об отставке – каким образом, мы не знаем.’ Далее Собор заявляет, что ‘раз он допустил небрежность из-за инертности, а не из-за лени или праздности,’ то было решено ‘простить старого человека’, тем не менее, Послание Третьего Вселенского Собора объявляет законным престолование епископа Феодора вместо ушедшего на покой митрополита Евстафия. Собор ясно и точно объясняет новое состояние митрополита в отставке: ‘… Без всяких вопросов, он должен сохранять архиерейское звание, честь и причастие, но без права совершать хиротонии или принимать настоятельство в церкви или совершать богослужение по своей воле. Он может служить только в том случае, если другой архиерей пригласит его по-братски к сослужению или разрешит ему служить по своему расположению и любви во Христе’… В своём чрезвычайном заявлении от 14/27 октября 2001 года, митрополит Виталий снимает свою ‘подпись под моей добровольной отставкой и перевод моих полномочий архиепископу Лавру’. Как легко стало теперь ‘снимать подпись’ через день или даже через год! До нынешнего дня люди, которые отказывались от свеого слова и тем более своей подписи теряли всяческое уважение окружающих. Однако, в наше время стало возможно (без того, чтобы принести покаяние в своей ошибке или отсутствии гражданского мужества) не только безнаказанно отказаться от собственных слов и подписи, но даже стать в глазах некоторых ‘героем дня’!» (Церковные новости № 8 (100) ноябрь 2001, 2-3)

iv Их свидетельство, датированное 23 июля 2001 года, процитировано по-английски Джоном Чапленом «When Did Metropolitan Vitaly Retire ? – (Lie not against the truth – James 3.14)» orthodox-tradition@yahoogroups.com, 16 мая 2005 года

vШумило, указ. соч.

vi О. Спиридон Шнейдер в интернет-переписке с Фефаном Костелло 2 января 2008 года

vii Шумило, указ. соч.

viii Шумило, указ. соч.; О. Спиридон Шнейдер, письмо от 5 ноября 2007 года http://rocorrefugeesreadmore.blogspot.com/2009/07/rocie-was-started-by-agents.html

ix Шнейдер, указ. соч.

x Шумило, указ. соч.

xi Собственное сообщение митрополита Виталия, заверенное им, можно найти на http://www.monasterypress.com/metaccount.html и по-английски на orthodox-tradition@yahoogroups.com Met Vitaly’s Certified Account (в пересказе) См. также Сергий Агу «Крестный путь митрополита Виталия»

xii Церковные новости ноябрь 2001, № 8 (100), 5

xiiiЦерковные новости декабрь 2001 № 9 (101), 8 См. «Плоды лукавства» http://www.listok.com/article40htm

xiv Шумило Краткая история Истинно-Православной Церкви России, 1927-2007 http://www.catacomb.org.ua/modules.php?name=Pagesgo=pagepid=1366

xv Шнейдер указ. соч.

xviО. Спиридон Шнейдер « [ROCElaity] Statement Concerning Fr. Victor Melehov” 24 января 2003

xviiВ Указе сказано: «Митрополит Киприан и его Синод, хотя и считают мировое православие еретическим, тем не менее полагают его частью Церкви Христовой, противореча таким образом учению и традиции Церкви, которая ясно свидетельствует в соборных указах и творениях святых отцов, что еретики отпадают от Церкви… Призывая отстраняться от этих больных членов, митрополит Киприан тем не менее считает, что они находятся в Церкви. Однако, разрешить членство в Церкви вне православного исповедания веры никоим образом не возможно; поэтому, ‘болящие в вере’ не могут членами Церкви, что подверждает и святоотеческое учение. ’Без сомнения, — говорит преп. Иоанн Кассиан Римский ’тот, кто не исповедает веру Церкви, находится вне Церкви’. Это подтверждает также патриарх Константинопольский Иеремия II: ’Члены Церкви Христовой целиком преданы истине, а те, кто не предан истине целиком, не являются членами Церкви’… Митрополит Киприан заявляет в своей книге, что ‘Православная Церковь разделилась на две части: больные в вере и здравые…’ (глава 3, С. 4). Но потом он тут же начинает говорить о ’возвращении в Православие’ больных в вере (глава 3, С. 5), то есть явным образом впадает в догматическое противоречие. Как можно ’вернуть в Православие’ тех, кто уже там находится?!»

xviii Иванов-Тринадцатый «По поводу резолюции Канадского пастырского совещания» http://perso.wanadoo.fr/stranitchka/Sobor.ru_2000/Resolution_Russe.html

xix В. Кириллов «Заметки об учении митрополита Киприана о Церкви, в связи с Заявлением Архиерейского Синода РПЦИ от 26 октября/9 ноября 2001 года» http://www.listok.com/article43com; «Комментарии на статью протодиакона Германа Иванова-Тринадцатого ‘По поводу резолюции Канадского пастырского совещания’ http://www.listok.com/sobor168.htm

xx Шумило указ. соч.

Большинство православных церквей поддержали решение Священного Синода в отношении Константинополя …


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: