Шекспир, юлий цезарь

При попутном ветре судно идет быстро, и неудивительно, что к концу недели, считая с того дня, когда произошли описанные выше события, мы видим наших путешественников совсем в другой части океана. Нет нужды следовать за корсаром, который более тысячи миль шел извилистым курсом и по вполне понятным причинам старался избегать королевских крейсеров и даже менее опасных встречных судов. Мы приподнимем занавес через неделю, в тот час, когда доблестное судно уже находится в более мягком климате, и если вспомнить о времени года, то и в более спокойных водах.

Для Джертред и ее гувернантки все еще оставалось тайной, на какое судно они попали, но нам незачем более скрывать это от читателя. Ровно через семь дней солнце осветило его стройные мачты, трепещущие от ветра паруса и темный корпус ввиду небольших скалистых островов. Если бы не голубая полоска холмов к западу, цвет воды в этом месте подсказал бы моряку, что на дне много рифов и следует остерегаться скрытых опасностей скалистого берега. Ветер стих, а ласкающее капризное движение воздуха, слегка колышущего легкие паруса, было лишь дыханием занимавшегося утра — дыханием столь нежным и мягким, точно сам дремлющий океан стал всего?навсего мирным и безмятежным озером.

На судне уже никто не спал. На снастях в различных частях судна виднелось пятьдесят дюжих матросов; некоторые, смеясь, переговаривались с товарищами, ожидавшими приказаний или занятыми несложными обязанностями, какие обычно выполняются в это время. Многие с праздным видом слонялись по палубе, с трудом находя себе занятие. Словом, вид у всех был такой, будто они занялись делом просто от скуки, а вовсе не потому, что это их прямая обязанность. На шканцах, которые почитаются священным местом на любом судне, где соблюдают правила дисциплины, собрались матросы, совсем уж ничем не занятые. Короче говоря, судно, видно, заразилось бездумной праздностью океана и погоды, а эти последние будто сберегали силы на тот случай, когда они им понадобятся.

Несколько молодых моряков появились на палубе в будничной морской форме, не похожей ни на одну из существующих форм. Несмотря на мир и покой, царившие вокруг, на поясе каждого красовался короткий кинжал, а когда кто?то из них перегнулся через борт, в складках его куртки мелькнула ручка небольшого пистолета. Впрочем, никаких других тревожных признаков не было заметно, и можно было предположить, что ношение оружия — ее более чем принятый на судне обычай. Два?три мрачных, свирепого вида часовых, не в пример обычным вахтенным одетые и снаряженные наподобие сухопутных пехотинцев, помещались, вопреки морским правилам, на границе, отделяющей шканцы — место обычного пребывания офицеров, — от носовой части палубы; это также указывало на чрезмерную осторожность. Однако матросы взирали на все с полным спокойствием — видно, порядки эти были им давно привычны.

Моряк, которого мы уже представили читателю под высоким званием генерала, стоял на палубе, прямой и строгий, как мачта, и критическим взглядом осматривал снаряжение двух своих наемников; он, по?видимому, совершенно не замечал, что происходит вокруг, будто и вправду считал себя только неотъемлемой частью судна. Один лишь человек выделялся из всей остальной массы своим властным видом, который не покидал его даже во время отдыха. Это был Корсар. Он стоял совершенно один, и никому и в голову не приходило подойти близко к тому месту, где он пожелал остановиться. Его зоркие глаза с пристальным вниманием оглядывали каждую мелочь в оснастке судна, и брови озабоченно хмурились, когда взгляд падал на голубой купол неба над его головой. Это дурное настроение временами было так заметно, что даже светлые кудри, выбивавшиеся из?под черного бархатного берета с золотой кистью, не скрашивали его лицо выражением мягкости, присущей ему в минуты покоя. Презирая лицемерие и словно желая подчеркнуть свою власть, он открыто носил пистолеты на кожаном поясе, за который был также заткнут легкий изогнутый ятаган; судя по резьбе на рукоятке, клинок, очевидно, был изготовлен на Востоке — тамошние мастера в то время славились своим искусством.

На корме лицом ко всем остальным, но поодаль стояли миссис Уиллис и ее питомица. Вид их ничем не выдавал тревоги, такой естественной для женщин, очутившихся в подобном положении; напротив, гувернантка с надеждой указывала девушке на синюю полоску суши, выступавшую из воды, точно темное, резко очерченное облако, и лицо ее светилось радостной надеждой. Она весело окликнула Уайлдера, и тот в одно мгновение очутился рядом с ними — он уже давно с нетерпением ожидал этого знака, стоя у трапа, который вел на шканцы.

— Я говорю Джертред, что вон там — ее дом, — сказала миссис Уиллис, — и что, как только поднимется ветер, можно надеяться, что мы быстро до него доберемся. Но эта кроткая упрямица уверяет, что после всех наших злоключений ни за что этому не поверит, пока не увидит собственными глазами родной дом и отца. Вы часто бывали у этих берегов прежде, мистер Уайлдер?

— Да.

— Значит, вы знаете название земли, которая виднеется вон там, вдалеке?

— Земли? — переспросил моряк, притворяясь удивленным. — Разве видна земля?

— Видна ли земля? Да ведь дозорные доложили об этом уже несколько часов назад.

— Возможно. Мы, моряки, так устаем после ночной вахты, что часто ничего не слышим.

Гувернантка бросила на него испытующий взгляд, словно с разбегу наткнувшись на невидимую преграду.

— Неужели радостная, благословенная американская земля настолько потеряла свою прелесть в ваших глазах, что вы приближаетесь к ней с таким унылым видом? Увлеченность людей вашей профессии коварной морской стихией всегда была для меня загадкой.

— Неужели моряки и в самом деле любят море такой преданной любовью? — наивно спросила Джертред.

— Во всяком случае, нас в этом обвиняют, — ответил Уайлдер, оборачиваясь к девушке и, забыв свою сдержанность, улыбнулся самой широкой улыбкой.

— И вполне справедливо?

— Боюсь, что да.

— Слишком справедливо, — выразительно произнесла миссис Уиллис. — Они любят море больше, чем покой и тишину родного дома.

Джертред не продолжала этого разговора, но потупила взор, словно удивляясь, как может человек предпочесть опасности, которые ей самой довелось пережить, тихим радостям домашнего очага.

— Меня?то, во всяком случае, нельзя в этом обвинить! — горячо воскликнул Уайлдер. — Корабль всегда был моим единственным домом.

— Большая часть и моей жизни прошла на корабле, — продолжала гувернантка, глядя вдаль и словно видя там картины далекого прошлого.

— На море знавала я и счастливые и горестные дни, и это судно — не первый королевский крейсер, на который забросила меня судьба. Но морские обычаи, по?видимому, переменились с тех пор, или, быть может, мне изменяет память и из нее изгладились глубокие впечатления тех лет. Вот, например: разве так принято, мистер Уайлдер, чтобы совершенно неизвестному человеку доверили командование на военном корабле?

— Разумеется, нет.

— И тем не менее с той минуты, как мы, несчастные и беспомощные, ступили на это судно, вы выполняете, если я не ошибаюсь, обязанности первого помощника?

Молодой моряк отвел взгляд и, с видимым трудом подбирая слова, ответил:

— Офицерское звание всегда вызывает уважение — в этом и причина того, о чем вы говорите.

— Значит, вы офицер королевского флота?

— На военном судне подчиняются только офицерам королевского флота. Смерть первого помощника оставила вакантной эту должность, и, к счастью, для судна — и, вероятно, для меня, — я оказался здесь и смог занять ее.

— Но скажите мне тогда, — продолжала гувернантка, пользуясь случаем полностью рассеять все свои недоумения, — разве принято, чтобы офицеры военного судна появлялись среди своих подчиненных вооруженными, как я наблюдаю здесь?

— Такова воля нашего командира.

— Этот командир, очевидно, искусный моряк, но его желания и вкусы так же необычны, как и его лицо. Я уверена, что уже встречалась с ним прежде, и не так давно.

Миссис Уиллис умолкла. Пока она говорила, взгляд ее ни на миг не отрывался от неподвижной фигуры командира, казалось совсем забывшего в своей глубокой задумчивости об окружающей его толпе матросов, над которыми он имел такую полную и безраздельную власть.

Гувернантка внимательно разглядывала его, стараясь не упустить ни малейшей подробности в его внешности. Наконец, она глубоко вздохнула, вспомнив, что спутники ждут, когда она закончит свою мысль. Ничуть не смутившись и зная, что Джертред простит ей обычную рассеянность, она продолжала разговор, снова обернувшись к Уайлдеру:

— Давно вы знаете капитана Хейдегера?

— Мы встречались прежде.

— Судя по фамилии, предки его были немцы. Мне она ничего не говорит, а ведь в былые времена я знала, хотя бы по фамилиям, всех офицеров его ранга. А давно его семья поселилась в Англии?

— Этот вопрос вам бы лучше задать ему самому, — отвечал Уайлдер, видя, что к ним приближается предмет их разговора. — А пока, прошу извинить, меня призывают мои обязанности.

Уайлдер нехотя отошел, и, если бы у его спутниц мелькнуло хоть малейшее подозрение, они несомненно заметили бы, с каким недоверчивым и настороженным видом молодой моряк наблюдал, как командир судна здоровается с ними. Впрочем, в поведении Корсара не было решительно ничего такого, что могло бы вызвать эту ревнивую настороженность. Напротив, капитан казался рассеянным и ко всему безучастным и здоровался с пассажирками, видимо, по долгу вежливости и гостеприимства, а вовсе не для собственного удовольствия. Правда, тон его был мягок и голос ласков, как легкий ветерок, дувший с островов, видневшихся на горизонте.

— Вот зрелище, — сказал он, обращаясь к Джертред и указывая на темневшую низко над водой кромку земли, — что приводит в восторг жителя суши и наполняет ужасом сердце моряка.

— Разве морякам так ненавистны места, где живут и радуются жизни миллионы других людей? — с откровенным негодованием спросила Джертред, ясно показывая этим, что и не подозревает, кто перед ней стоит.

— Включая и мисс Грейсон, — ответил тот с легким поклоном и улыбнулся, за шутливым тоном скрывая иронию. — После тех опасностей, которым вы подвергались, даже такой убежденный и упрямый морской волк, как я, не удивится вашему отвращению к океану. И все же вы сами видите, что море не лишено прелести. Ни одно озеро в пределах вашего континента не бывает спокойнее на вид, чем воды вокруг нас. Если бы мы находились на несколько градусов южнее, я показал бы вам скалы и горы, заливы и холмы, поросшие зеленью, медлительных китов и неторопливых рыбаков, далекие хижины и паруса вдали, — поверьте, эти картины ласкали бы и ваш женский глаз.

— И тем не менее лучшее из того, что вы описываете, связано с землей. А я бы пригласила вас на север и показала бы вам грозные, черные тучи, яростное зеленое море, кораблекрушения и мели; дома, холмы и горы, встающие перед мысленным взором тонущего человека; паруса, выгоревшие на солнце, палящем в тех местах, где живут хищные акулы и отвратительные медузы.

Джертред отвечала ему в том же шутливом тоне, но дрожь в голосе показывала, что пережитые ужасы еще свежи в ее памяти. Это не укрылось от внимания Корсара. Стремясь стереть всякое воспоминание, причиняющее девушке боль, он осторожно и искусно направил разговор по другому руслу.

— Некоторые люди думают, что на море нет никаких развлечений, — продолжал он. — Однако у нас регулярно бывают балы, и на борту есть подлинные артисты, которые хоть и не умеют выделывать такие замысловатые па, как профессиональные танцоры, но зато способны плясать в шторм и в бурю; а ведь этого не сделает ни один акробат на суше.

— Нам, невежественным жителям земли, бал без женщин кажется не слишком веселым развлечением.

— Гм! Конечно, присутствие двух?трех дам украсило бы наши балы. Но, кроме того, у нас есть свой театр. Фарс, комедия и трагедия поочередно помогают нам коротать время. Вон тот парень, что разлегся там, точно ленивый змей, греющийся в лучах солнца на ветке дерева, может «реветь для вас так нежно, как воркует голубка» note 96. А вон там — приверженец Момуса note 97, способный вызвать улыбку на устах монаха, страдающего морской болезнью. Думаю, что лучшей рекомендации не требуется.

— Все это звучит очень хорошо, — возразила миссис Уиллис, — но кое?что зависит также от… поэта или художника — как вас лучше назвать?

— Я ни то, ни другое, а всего лишь мрачный, хоть и правдивый летописец. Но, как бы то ни было, коли вы сомневаетесь и так мало знаете море…

— Извините меня, — прервала его почтенная дама, — наоборот, я знаю его слишком хорошо.

Корсар, чей взгляд рассеянно скользил по юному лицу Джертред, не задерживаясь на лице ее спутницы, теперь обратил взор на миссис Уиллис и смотрел на нее так долго, что привел ее в некоторое смущение.

— Вы, по?видимому, удивлены, что женщина провела на море так много времени, — сказала миссис Уиллис, полагая, что этим замечанием обратит его внимание на неприличие его поведения.

— Если мне не изменяет память, мы говорили о море, — продолжал он, словно внезапно очнувшись от забытья. — Да, конечно, о море, — и я переусердствовал в своих восхвалениях. Я, конечно, сказал вам, что это судно быстрее всякого…

— Нет, вы этого не говорили, — смеясь, воскликнула Джертред. — Вы просто изображали церемониймейстера морского бала.

— Не хотите ли станцевать менуэт? Не окажете ли вы честь моему судну, украсив его вашей грацией?

— Я, сэр? Но с кем же? С одним из джентльменов, которые хорошо держатся на ногах в шторм?

— Вы собирались рассеять наши сомнения относительно развлечений моряков, — напомнила гувернантка, бросив укоризненный взгляд на свою питомицу за ее игривый тон.

— Да, мне этого захотелось, и я исполню свою прихоть. — Он обернулся к Уайлдеру, который стоял поодаль, но так, чтобы слышать весь разговор: — Дамы сомневаются в нашем умении веселиться, мистер Уайлдер. Прикажите боцману свистать всех наверх и разрешите людям развлекаться.

Наш герой поклонился и отправился выполнять приказ. Через несколько секунд в центре судна, подле главного трапа, появился моряк, с которым читатель уже познакомился в баре «Ржавого якоря». Украшенный, как всегда, дудкой на серебряной цепочке, он пришел в сопровождении двух помощников, казавшихся робкими его подражателями. Найтингейл пронзительно свистнул в свою дудку и проревел хриплым басом:

— Все гуляй!

Мы уже имели случай сравнить звук его голоса с ревом быка и теперь можем только повторить это сравнение. Когда дудка боцмана замолкла, его сигнал по очереди повторили оба помощника. Джертред призыв этот показался невразумительным и грубым, но он произвел весьма приятное впечатление на большинство тех, кто его услышал. Когда в воздухе разнесся первый свисток, все праздные молодые матросы подняли голову, чтобы не пропустить команду; так послушные спаниели настораживают уши, заслышав голос хозяина. Но, как только магическое слово было произнесено, глухой гул голосов сменился дружным криком.

В один миг на судне все переменилось, и от былой лености не осталось и следа. Молодые и проворные матросы кинулись вверх по раскачивающимся веревочным лестницам, словно белки, что по сигналу тревоги спешат укрыться в дуплах. Матросы полубака, стрелки, менее опытные, слегка встревоженные палубные и совсем еще зеленые и no?настоящему перепуганные солдаты — все, как один, поспешили на свои места; а наиболее искушенные в шутках и проделках побежали искать средства защиты. В один миг марсы и реи огласились смехом и шутками. Среди всеобщего шума и гама выделялась одна кучка людей; они быстро и деловито собрались вместе, видимо, привыкнув действовать сообща и понимая, что в таких случаях самое важное — сплоченность. Это были вышколенные солдаты генерала; между ними и настоящими матросами существовало нечто вроде интуитивной неприязни, которая нередко проявлялась в яростных и чуть ли не мятежных вспышках. Их было всего около двадцати, и мрачное выражение усатых физиономий яснее слов говорило, что они в любую минуту готовы пустить в ход штыки, торчащие у них за плечами. Генерал вместе с остальными офицерами удалился на ют, чтобы не стеснять своим присутствием веселившихся матросов.

На все приготовления ушло минуты две?три. Всевозможные ведра, кадки и бочонки, большинство которых предназначалось для тушения пожара, вмиг были привязаны к канатам и веревкам, свисающим с концов рей, и опущены в море. Невзирая на неуклюжие попытки тех, кто находился внизу, перехватить их, ведра и кадки быстро наполнились водой и были снова подняты на реи. Многим палубным и затянутым в мундиры солдатам пришлось познакомиться с морской стихией гораздо ближе, чем им бы хотелось. Пока шутки разыгрывались только над новичками, марсовые наслаждались в полной мере, но, как только было задето достоинство одного из солдат, вся масса младших офицеров и обитателей полубака грудью встала на его защиту. Ответный удар был нанесен быстро и ловко, что показывало, насколько такие потехи привычны для бывалых моряков. Они притащили пожарный насос, выдвинули его вперед и нацелили на ближайший марс, точно главную батарею, которая дает первый залп. Смеющиеся и весело болтающие марсовые были очень быстро обращены в бегство; некоторые спустились вниз, чтобы оказаться вне пределов действия насоса, другие на головокружительной высоте перебрались по канатам на соседние марсы.

Теперь, желая закрепить свой успех, разозленные и торжествующие солдаты принялись дразнить матросов и вызывать их на бой. Человек шесть солдат во главе с капралом, чья напудренная макушка от близкого соприкосновения с ведром воды превратилась в комок теста, попытались влезть на снасти, но для них это оказалось потруднее, чем ворваться в пролом стены осажденной крепости. Другие стрелки и палубные, окрыленные успехом, всячески их подбодряли, а боцман и его помощники, потихоньку посмеиваясь в кулак, время от времени пронзительно свистели и кричали: «Давай, давай! Шевелись! ». Вид новоиспеченных матросов, с великим трудом взбиравшихся по реям, подействовал на спрятавшихся было марсовых примерно так же, как муха на затаившегося в засаде паука, который с нетерпением поджидает, что она вот?вот запутается в его паутине. По выразительным взглядам оставшихся внизу матросы на реях поняли, что над солдатами можно подшучивать сколько душе угодно. Поэтому, как только все солдаты забрались достаточно высоко, человек двадцать марсовых ринулись на свою добычу. Не прошло и полминуты, как смельчаки были схвачены все до единого.

Но, поскольку события назревают, мы продолжим наш рассказ в следующей главе.

Юлий Цезарь 1953 Julius Caesar Исторические Фильмы Художественные


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: