Семнадцать лет назад

Кровь течет до самых кончиков коротко обрезанных ногтей. Я пытаюсь ногтем сковырнуть корочку на ране… вновь начинает течь кровь. Пусть мне и очень больно, но я продолжаю это делать.

Утирая слезы, катящиеся по щеке, успеваю шмыгать носом. Я разозлилась на Айшк и собралась унести все свои игрушки в папину машину, но как только я направилась туда, моя нога застряла в гравии… я падаю.

Начинаю громко плакать, подтянув колено к себе…

В этот момент вижу Джемиля идущего в мою сторону. Одна рука у него в кармане, другой он поправляет ремень. Немного отползаю назад, громко плачу, давая ему понять как мне больно. Но он только хмурит брови словно не способен понять, что я чувствую.

Он подходит ко мне.

— Селин, ты что упала?

Я оставляю его вопрос без ответа. Я не хочу выглядеть маленькой девочкой перед тем, с кем познакомилась только пару дней назад. Я не буду казаться маленькой девочкой перед тем, кто старше меня только на один год.

Подойдя ко мне, он начинает рассматривать мое колено. Видно, что паренек не из тех кто боится выпачкаться.

Откидываю окровавленной рукой волосы, которые так красиво утром собрала мама.

— Твою рану надо обработать, чтобы туда не попали микробы.

Рассматривая мою рану он ведет себя так, будто ему не 8 лет, а гораздо больше…

Поврежденное колено начинает сильно болеть, я плотно закрываю глаза… По щекам начинают стекать слезы…

— Ладно… ладно… не плачь.

— Я уделалась с ног до головы.

Начинаю отряхивать свои шорты, что сплошь в красивых лентах и футболку от пыли и грязи.

Я должна показать ему, что плачу не от того, что мне больно.

А он внимательно рассматривает меня, после показывает мне свою руку.

— Вот смотри, на прошлой неделе мне в руку вошел кусок стекла.

— Хххыыы!

Увидев, что я испугалась его слов, его гордость собой немного поутихла.

Он заводит прядку своих светлых волос за ухо, показывая шрам от швов на мочке.

— Это я повредил, играя в мяч.

Мой рот остается открытым от ужаса. Я кусаю нижнюю губу.

— Неужели тебе было не больно?

Он пожимает непонимающе плечами.

— А вот мне очень больно!

Выражение его лица становится очень серьезным Он подходит ко мне очень близко.

— Знаешь, у меня есть один секрет. Именно поэтому мне никогда не больно и я никогда не болею.

Я широко раскрываю глаза. Словно это мне поможет лучше расслышать его секрет.

— Расскажи мне твой секрет.

Сначала он немного колеблется, после очень спокойно начинает говорить.

— Закрываю глаза. Закрываю так, словно у меня ничего не болит. Начинаю думать о том, что люблю и хочу больше всего на свете. От этого всю боль словно рукой снимает.

— Это и есть твой секрет? Очень глупо… — пожимаю плечами.

Мои слова обижают его. Он резко подскакивает на ноги. Я в страхе, что он сейчас просто уйдет, закрываю глаза руками. Но саму мучает любопытство: ушел он или нет. Но я не слышу никаких шагов.

— О чем ты думаешь?

Я не знаю что ответить.

Я стараюсь не думать о боли, совсем так как он рассказывал… Стараюсь думать о хорошем.

— О чем ты думаешь? – повторяет он снова.

Я шмыгаю носом.

— О том, что брат обещал мне купить новую Барби…

Перед тем как мы поехали сюда в деревню к бабушке, я увидела в витрине магазина невозможно красивую Барби… Именно о ней я думала сейчас. Если бы у меня была эта кукла, я смогла бы заставить всех завидовать мне…

— И эти глупым девчонкам не дам играть с моей куклой. – говорю я сама себе.

Слышу смех, убираю ладони с глаз.

Словно в шоке смотрю на Джемиля…

— А ведь боль прошла!

Он снова засовывает руки в карманы с видом всезнайки.

Утираю слезы с глаз. Джемиль протягивает мне свою руку.

— Давай, пошли к твоей маме.

Даже если бы я хотела посопротивляться, возвращающаяся боль потихоньку дает о себе знать. Я быстро принимаю протянутую руку. Молча следую за ним…

Амирхан Масаев — Лет 17 назад


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: