Считала ли церковь землю плоской, и как на самом деле она относилась к открытиям коперника-галилея?

Как отмечалось выше, большинство Святых Отцов Церкви[83] и духовенство Римо-Католической церкви штудировали книги этих Греческих астрономов и мыслителей, установивших факт шарообразности Земли, и они были в курсе того, что Земля имеет форму шара.

Тут стоит кое-что сказать и о Церковных Догматах и Канонах. В самих Догматах о форме и положении планеты Земля нет абсолютно ничего. В Символе Веры, принятом I-м и II-м Вселенскими Соборами, слово «земля» упоминается лишь в том смысле, что Богъ является Творцом неба и земли. При этом по толкованию Святых Отцов Церкви под «небом» понимается духовный мир, а под «землёй» – мир материальный. Для воцерковлённых Православных людей эти догматы считаются обязательными и не подлежащими сомнению. Но о предметах, выходящих за рамки этих догматов, Православный верующий может рассуждать вполне свободно – в том числе толковать те или иные фрагменты Священного Писания, принимать или отвергать те или иные научные гипотезы, теории и доктрины. На семи[84] Вселенских Соборах были осуждены некоторые ереси (арианская, маркионитская, евномианская, маркеллианская, савеллианская, македонийская, апполинарийская, несторианская, пелагианская, монофизитская, монофелитская, оригеновская, иконоборческая, изменения в Символе Веры, принятом на II-м Вселенском Соборе). Римо-Католическая церковь признает в качестве «вселенских» ещё 14 соборов, на которых также осуждались некоторые ереси (вальденсов, катаров, альбигойцев III-м и IV Латеранскими Соборами, почитающимися латинянами как 11-й и 12-й Вселенские). А постановления последних двух «вселенских» соборов Римо-Католической церкви – I-м и II-м Ватиканских соборов – вообще еретичны.

В Православных Поместных Церквах проходили разные Поместные и Архиерейские Соборы, но они по Православным понятиям не были полномочны осуждать что-либо как ереси. Про форму и положение Земли в осуждающих ереси постановлениях всех этих Соборов –будь то Православная Церковь или Римо-Католическая – нет абсолютно ничего.

Принято считать, что Николай Коперник (1473–1543), как и Галилео Галилей, был жертвой церковников. Мне приходилось сталкиваться даже с безграмотными утверждениями, которые ни один компетентный человек не воспримет всерьёз – что будто Коперник был сожжён[85], хотя на самом деле он умер возрасте 70 лет от инсульта; а сожжён был Джордано Бруно, о котором поговорим попозже. Более распространён взгляд, что Коперник из страха перед церковью не публиковал свой труд в течение 40 лет и что Коперник «вовремя» умер, когда его труд наконец-то вышел в свет. Этот взгляд тоже далёк от истины. Начнём с того, что сам Коперник был церковником. Получив степень доктора канонического права, 30-летний Коперник был назначен каноником Вармии (епископское княжество в Польше) – членом высшей духовной и административной курии епископата. С этого момента и до самой смерти он занимал далеко не последнюю ступеньку в церковной иерархии. Свои досуги Коперник посвящал астрономии и безвозмездному лечению больных (т.к. в Краковском университете получил медицинское, математическое и богословское образование).

А главными противниками Коперника были отнюдь не духовенство, а коллеги-учёные. Коперник задержал публикацию своего основного труда «О вращении небесных сфер» (лат. De revolutionibus orbium coelestium) почти на 40 лет даже не сколько из страха перед ними, сколько из-за того, что видел его незавершённость – Коперник постоянно вносил в него уточнения, готовил новые астрономические расчётные таблицы. Сама публикация произошла по настоятельному увещеванию его церковных покровителей – епископа Гиза и кардинала Шонберга. Они очень даже заинтересовались идеями книги и настойчиво требовали познакомить с этим замечательным открытием учёный мир. Более того, Коперник посвятил свою книгу папе Павлу III. Церковь, занятая борьбой с Реформацией, ничего не имела против гелиоцентрической системы, изложенной в труде Коперника. Это было связано и с тем, что для предстоящей реформы календаря были полезны наблюдения Солнца и Луны, содержащиеся в книге Коперника. Папа Климент VII даже благожелательно прослушал лекцию о гелиоцентрическом подходе, подготовленную учёным кардиналом Вигманштадтом.

А вот что писал о Копернике его церковный покровитель епископ Гиз:

«Мы все в долгу перед его чистой душой, честностью и большой учёностью… Это друг, который многократно заслужил нашу любовь и благодарность»[86]

Вожди протестантов (Мартин Лютер, Филипп Меланхтон) отнеслись к гелиоцентризму резко враждебно. Томас Кун, уважаемый историк и философ науки, говорит, что «протестантские лидеры, как Лютер, Кальвин и Меланхтон, цитировали Писание против Коперника и были готовы начать репрессии против его сторонников»[87].

Вот что Мартин Лютер за обеденным столом в гневе сказал про Коперника: «Этот дурак желает перевернуть всю науку астрономию; но Писание говорит нам, что Иисус приказал стоять Солнцу, а не Земле»[88].

В 1549 г. Филипп Меланхтон (1497–1560), ближайший сподвижник Лютера, также высказался против Коперника: «Но некоторые осмеливаются сказать, либо из-за любви к новинкам, либо для того, чтобы показаться гениальными, что Земля движется, и утверждают, что Солнце двигаться никак не может, помещая землю среди звезд. Эта шутка не нова, ибо существует книга Архимеда… в которой он сообщает, что Аристарх Самосский защитил этот парадокс, что Солнце остается неподвижным, а Земля вращается вокруг Солнца. И хотя есть умники, желающие исследовать все вопросы, чтобы дать выход своей изобретательности, молодежь должна знать, что недостойно защищать такие абсурдные мнения публично и что это не будет хорошим примером»[89].

Против теории Коперника выступил поначалу даже Галилео Галилей, делавший в то время только первые научные шаги в карьере. Так в «Трактате о небе» Галилей приводит доводы против принятия системы Коперника, основанных на учении профессоров Колледжо Романо, хотя, слишком определенной позиции Галилей пока не занимает. Не принял теорию Коперника до конца жизни авторитетный датский астроном Тихо Браге и даже называл её математической спекуляцией, хотя к самому Копернику относился с глубоким уважением. Фрэнсис Бэкон тоже считал теорию Коперника математической спекуляцией, считал, что Копернику «важно лишь, чтобы это отвечало бы его вычислениям», и что Коперник «не заботится о том, какие фикции он вводит в природу».

Коперник умер в 1543 году, а его книга была запрещена по досадной ошибке папой Павлом V лишь в 1616 году, да и то всего на 4 года, – этот факт свидетельствует о благосклонности духовенства Римо-Католической церкви к гелиоцентрической системе мира – в противном случае книга Коперника была бы запрещена сразу, а не 73 года спустя после его смерти (и, между прочим, 16 лет спустя после сожжения «мученика науки» Джордано Бруно, т.е. книга Коперника и во времена Бруно не была запрещённой). Причём, повторюсь, через 4 года, т.е. в 1620 году, запрет был снят. Кстати, этот факт опровергает безграмотную фразу (которая стала новым стереотипом и мифом в умах людей) в Интернете враждебно настроенных к Христианству современников «Ватикан признал, что Земля вращается вокруг Солнца только в 1992 году» (дескать, посмотрите на «мракобесие» и «фанатизм» этих твердолобых Православных Фундаменталистов-Консерваторов). Откуда эти «ревнители науки» и «борцы с мракобесием» для убедительности своего перла взяли эту дату – 1992 год? Виной этому папа римский Иоанн-Павел II, игравший на руку всякого рода либералам-гуманистам, «снявший» Анафему с масонства, участник беззаконного II Ватиканского собора, объявленного латинянами аж «20-м Вселенским». Именно в 1992 году папа Иоанн-Павел II от лица всей Римо-Католической церкви принёс извинения за вымышленные «преступления» Крестовых Походов и Священной Инквизиции и признал Галилея блестящим физиком, который якобы был «жертвой Инквизиции», и выразил сожаление, что богословы того времени буквально придерживались текста Священного Писания[90]… Дальше идти в искажении истории и отступничестве от Христианства некуда. Но это уже тема для другой моей работы.

Многие историки науки отмечают, что так же, как и в случае с Коперником, первыми против учения Галилея восстали правящие научные круги – университетские профессора, а вовсе не церковники (со многими из которых Галилей был в прекрасных отношениях, например, с флорентийским архиепископом и даже папа Павел V). В те времена в науке господствовала теория Аристотеля/Птолемея – довольно неуклюжая геоцентрическая модель, согласно которой Земля находится в центре Вселенной, а вокруг неё по чрезвычайно сложным орбитам «эпицикла на эпицикле» вращаются другие небесные тела. Вот что писал историк Гиоргио де Сантильяна в 1958 году:

«В течение долгого времени было известно, что основная часть интеллектуалов церкви принимала сторону Галилея, между тем как ему явно оппонировали в основном представители светских кругов»[91].

Артур Кёстлер отмечал:

«Но были люди – их было много, и они были влиятельны, – чья враждебность по отношению к Галилею не угасала: аристотелианцы в университетах… Для научной посредственности всё новое таит в себе двойную опасность: не только ставит под сомнение их оракульскую непогрешимость, но и потщательно возводимое ими здание… Провинциалы от науки – проклятие для гения; именно они – а не епископ Дантиск и не папа Павел III – устроили заговор молчания вокруг канона Коперника…

И первые религиозные обвинения тоже были выдвинуты не клерикальными кругами, а мирянином – не кем иным как дель Коломбом, возглавляющим лигу [ярых аристотелианцев]… Земная природа Луны, существование пятен на Солнце – всё это означало отказ от аристотелевских [языческих] доктрин о совершенной и неизменной природе небесных сфер»[92].

Против открытий Галилея протестовали даже астрологи и врачи, жалуясь на то, что появление новых небесных светил[93] «губительно для астрологии и большей части медицины», так как все привычные астрологические методы «окажутся до основания разрушенными»[94].

Римо-Католическая церковь же, напротив, поначалу непредвзято отнеслась к открытиям Галилея.

Вот открытия Галилея при помощи созданного им 32-кратного телескопа:

1) 1609 г. – открытие 4-х спутников у планеты Юпитер – Ио, Европа, Ганимед, Каллисто. Эти спутники получили название «Галилеевских спутников». Открытие горного рельефа на Луне, а также того факта, что Млечный Путь – не облако, а огромная масса звёзд[95].

Считала ли церковь землю плоской, и как на самом деле она относилась к открытиям коперника-галилея?
Таким увидел Сатурн Христиан Гюйгенс в 92-кратный телескоп. Фото страницы из книги Гюйгенса 1659 года, на верхнем рисунке показываны изменения вида Сатурна и его колец с Земли на протяжении года на Сатурне.

2) 1610 г. – обнаружение того факта, что планета Сатурн – «тройная» (более 40 лет спустя нидерландский астроном Христиан Гюйгенс, используя более мощный телескоп – 92-кратный по сравнению с 32-кратным Галилеевским телескопом – выяснит, что у Сатурна есть кольца, которые из-за слабого разрешения Галилеевского телескопа были видны как некие спутники; а также откроет спутник Сатурна Титан). Открытие фаз планеты Венера, подобные лунным; и пятен на Солнце[96] и вращение Солнца вокруг своей оси.

Астрономы ордена иезуитов[97] – «интеллектуального авангарда католической церкви», в частности, отец Клавий из Колледжо Романо, славившийся широтой своих взглядов, – даже одобрили их. Всего 50 лет спустя они преподавали теорию Галилея в Китае. Защищали они и Иоганна Кеплера, открывшего, что планеты вращаются вокруг Солнца по эллиптическим орбитам. И даже сам папа Павел V, с которым Галилей был в прекрасных отношениях, удостоил Галилея дружеской аудиенции. А папа Урбан VIII даже написал о Галилее рекомендательную грамоту, как о передовом математике, и дал разрешение Галилею на публикацию своих трудов. А консерваторы от науки никак не могли поверить в то, что у Юпитера есть спутники, а на Солнце – пятна. А на приглашение взглянуть в телескоп ответили отказом, в то время как иезуиты 17 декабря 1610 года согласились рассмотреть Юпитер со спутниками в телескоп.

Земля не плоская! Простой эксперимент дома и другие аргументы.


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: