Латинская палеография. основные типы латинского письма.

Переписывание было главным методом издания книг в римской Империи, и по окончании падения Рима до появления инкунабул включительно. Неудивительно, исходя из этого, что в большом большинстве случаев дошедшие до нас рукописи латинских авторов очень неисправны, автографы же провалились сквозь землю практически бесследно. В то время, когда начали печатать монументы хорошего периода, то продолжительное время не обращали должного внимания на правильную оценку преимущества рукописи: брали часто первый попавшийся перечень, исправляли самые явные промахи и пускали в печать. Только в относительно недавнее время явилась критика текста, давшая толчок формированию П. Как независимая наука — латинская П. явилась только в конце прошлого столетия; до тех пор она входила в качестве запасного отдела в дипломатику. Основатель дипломатики, Иоанн Мабильон, считается и основателем латинской П. В отечественном столетии большое количество сделано для П. французскими учеными. Великая революция забрала у древних документов их практическое значение: дипломатика неспешно превратилась во запасного науку в области истории, но П. выделилась в особенную дисциплину, и посредством новых средств воспроизведения исходников (фотография, друг и фототипия.) дала множество красивых научных пособий в собственной области.

Старейшим типом письма латинских исходников, практически однообразных с письмом надписей, была scriptura capitalis, устав, письмо сплошь прописными, заглавными (litterae capitales) буквами, без разделения строчков на слова (фиг. 1, табл. I); устав дает пара разновидностей собственного типа, и в более поздних исходниках (VI—VII вв.) строка уже разбивается на слова, отделенные либо точкой, как в надписях, либо пространством (spatiolum). Старейшие исходники этого типа относятся к IV в. по Р. Хр. и держится он до VII в., а для заголовков — и позднее. С V в. видится второй тип латинского письма — scriptura uncialis, полуустав, уже отступающий от прошлого строго прямого, квадратного типа (uncialis от uncus, кривизна, изгиб). Это письмо более округлое, уже более близкое к новому времени, в особенности в некоторых литерах (фиг. 2, 3, табл. I). В начале и в этом типе строка не разбивается на отдельные слова. Держится до VIII века, в особенности в документах. Оба эти типа носят неспециализированное наименование в палеонтологии litterae maiusculae. Не смотря на то, что любая литера в исходниках этого класса выписана весьма шепетильно, но отсутствие интерпункции очень сильно затрудняет чтение, в особенности незнакомого текста: ясно, из-за чего нам древние римские авторы (Геллий) с похвалой говорят о таких lectores (чтецах вслух), каковые разбирали такие рукописи a livre ouvert, толково и гладко. Курсив, scriptura cursiva — в массе разновидностей, бывший обиходным, повседневным родом письма у римлян, видится в отечественных монументах спорадически уже в доклассический период, до Цицерона, и держится, рядом с другими типами, до позднего средневековья. В начале он отличался от устава лишь большей свободой начертаний, напр.

Латинская палеография. основные типы латинского письма.

и т. п., но скоро выработался в особенный тип, воображающий иногда серьёзные трудности для прочтения. Старейшие его разновидности — рукописи на свинце (всего чаще заклинания, находимые в гробницах; см. И. В. Помяловский, «Эпиграфические этюды», СПб., 1873; тут facsimile одной таковой рукописи) и надписи на стенах домов, нацарапанные всего чаще острием гвоздя либо ножа на штукатурке (graffiti); такими надписями особенно богаты стенки в Помпеях; собраны они с facsimilia в IV т. Корпуса. Ко мне же относят письмо вощеных дощечек (cerae), как помпейских, так и австрийских,; но их письмо читается уже пара тяжелее. Пара новее тип, именуемый средним либо императорским курсивом, монументы которого относятся к IV—V вв. по Р. Хр. Это была каллиграфия императорской канцелярии, употреблявшаяся для документов и официальных грамот; письмо весьма неестественное и далекое от уставного. Под именем нового римского курсива разумеют тип письма, видящегося особенно в документах и папирусных грамотах V—VII вв. итальян. городов: Равенны (ф. 4), Неаполя, др и Ареццо. Хорошие образцы у Мабильона. Это — прекрасный, округлый курсив, не особенно затейливый, напоминающий в некоторых буквах отечественную современную скоропись и читающийся без особенного труда. Особенно известна равеннская хартия 565 г. по Р. Хр., носившая некогда имя Testamentum Julii Caesaris, а сейчас Charta Plenariae Secaritatis: долгая полоса папируса 2,34 м длины и 28 см ширины, хранящаяся в Париже. Из курсива вышли и без того называваемые — письмена национальные: 1) лонгобардское VIII—XIII вв., особенно созданное в монастырях Средней Италии (Monte-Cassino) и принятое кстати и в папских буллах этого периода; 2) вестготское, VII—XII вв. — распространенное в вестготском царстве, в основном в Испании (библиотека Эскориала); хорошие образцы дают Ewald-Loewe: «Exempla scripturae Visigothicae», 40 фотогр. таблиц (Гейдельберг, 1883); 3) меровингское, развившееся в Галлии из римского курсива, дающее нам множество монументов, в особенности дипломов франкских королей Меровингской династии, очень серьёзных для изучения истории Франции этого времени. — самоё вычурное и тяжёлое из нац. письмен. В эру Каролингов оно было преобразовано, упрощено и, перейдя неспешно в строчное письмо, вытеснило собой все другие типы; 4) ирское и англосаксонское письмо, достаточно далекое от римского курсива, не смотря на то, что без сомнений родственное с ним, выработавшееся в Англии около VI в. по Р. Хр. и переходившее время от времени через ирландских ученых монахов и на материк Европы. Держалось в Англии до XII в. Позднейшим типом латинского рукописного письма есть минускульное либо строчное письмо (litterae minusculae), развившееся из унциального в начале средневековья. Это и имеется почерк, которым писано большая часть латинских исходников названного периода, в особенности же исходников латинских классиков. Со времени Карла Великого это письмо сливается с преобразованным меровингским курсивом и неспешно вытесняет собой все другие типы, дожив до XV в. и дав начало типам печатных букв первых инкунабул. Особой красотой и совместно простотой отличаются каролингские минускулы IX и Х вв.: в них строки уже разбиты на слова, интерпункция и прописные (капитальные) литеры в начале глав и периодов (ф. 5, 6, 7). Не считая каролингских минускулов в отдельных государствах Европы из того же полуустава под влиянием национальных письмен вырабатывались национальные минускулы: 1) лонгобардские, каллиграфически усовершенствованные в тех же монастырях, в особенности в Monte-Cassino c его богатой рукописной библиотекой; характерная изюминка этого типа — изломанность линий букв (Lombard brise); 2) вестготские, более округлого типа; 3) англосаксонские, отличающиеся острыми нижними финишами литер (рукопись Беды в отечественной Публичной библиотеке). В XII и XIII ст. все эти минускулы неспешно вытесняются каролингскими; но и последние не остаются без трансформации: к XII в. они теряют понемногу собственную округлость, становятся все более и более изломанными и минускулы XIV в. (готические) напоминают современную германскую швабскую печать: ими и воспользовались первые печатники для инкунабул, в то время как гуманисты финиша XV и XVI вв. использовали в собственных печатных изданиях более чистый тип минускулов (antiqua) начала каролингского периода (компании Альда, Эльзевиров и др.).

Цифры. Не считая общеупотребительных римских цифр, с Карла Великого и особенно с XIII в. входят в потребление арабские, в особенности благодаря трудам пизанского ученого Leonardo Fibonacci, прекрасно привычного с арабской ученостью. Наименование нуля al zyfr (zefiro, zefro, zero) — дало наименование и символам — zifrae, cifrae. Интерпункция — весьма разнообразна; в старейших типах легко точка, в каролингских часто употребляется следующая совокупность:

Латинская палеография. основные типы латинского письма.

и т. п. Сокращения (сокращения) видятся уже в старейших типах, но весьма редко; в сильное употрбление они входят особенно в XII и XIII в.; имеется рукописи, где на дюжина слов 7 либо 8 писаны сокращенно, что существенно затрудняет чтение, тем более, что не считая общепринятых сокращений наподобие ds (= deus), dns (= dominus), eps (= episcopus), sps (= spiritus), scs (= sanctus), mia (= misericordia) и др., в каждой стране была собственная совокупность; не обращая внимания на сборники Шассана, Пру, Вольты и др. — эта сторона чтения исходников требует большое количество сообразительности и навыка. Имеется еще род письмен, что, не смотря на то, что и редко использовался к связным текстам, но видится среди текстов частенько. Это — notae Tironianae, значки римской стенографии, взявшие имя от Тирона, отпущенника Цицерона; Тирон считается изобретателем римской стенографии, но, возможно, он лишь применил уже существовавшее до него у греков стенографическое письмо к латинской речи; см. Zeibig, «Geschichte und Literatur der Geschwindschreibekunst» (Дрезден, 1874); Ruess, «Die Tachygraphie der Romer» (Мюнхен, 1879); Tardif, «Mem. sur les notes Tironiennes» (в «Mem. de l’Acad. des inscr.» 1852, т. III); лучшее собрание дошедших до нас в исходниках образцов этого письма сделал Schmitz: «Commentari inotarum Tironianarum» (Лпц., 1894, с таблицами facsimilia). Чаще всего видятся среди текстов следующие тиронианские значки:

Латинская палеография. основные типы латинского письма.

и т. д. Сплошь этим письмом писаны, напр., парижская и вольфенбюттельская рукописи Псалтири начала средних столетий.

Базы латинской палеографии были заложены Мабильоном, что ввел деление письма на книжное и дипломатическое (письмо документов), распознал вестготский, лангобардский, англосакский и меровингский типы письма, взявшие в 18 в. наименование национальных типов письма; в 1?й половине 18 в. С. Маффеи доказал, что они результат переработки древнего (римского) письма. Латинская палеография в 19 в. занималась обнаружением, публикацией и палеографическим изучением национальных фондов исходников. Появляются бессчётные факсимильные издания образцов книжного орнамента и средневекового письма, и исходников наибольших библиотек (Ватиканской, Французской национальной библиотеки, библиотеки Английского музея и других). Создаются учебные заведения, готовящие палеографов и ведущие исследовательскую работу (парижская Школа хартий, дипломатики и флорентийская Школа палеографии и другие). В начале 20 в. Л. Траубе выдвинул принцип палеографического изучения исходников по месту их создания — по группам средневековых мастерских письма (амфиктиониям); историю письма он разглядывал как важную часть истории культуры. К середине 20 в. был накоплен большой фактический материал, потребовавший отказа от ветхой схемы развития латинского письма. На базе изучения всех видов монументов письменности 1 в. до н. э.— 5 в. н. э. была предложена новая теория развития римского письма. Ж. Маллон продемонстрировал, что формы строчных букв латинского алфавита показались уже в 3 в. в римском книжном письме; в базе его развития он видел видоизменение графики так именуемого простого письма, более беглого и свободного если сравнивать с каллиграфическими формами, а обстоятельства развития — в трансформации материальных условий письма, в связи с чем учёный предложил новую методику изучения, основанную на изучении технических приёмов работы писца. Во 2?й половине 20 в. был поставлен вопрос о палеографическом изучении «нового» письма (по окончании 15 в.). В первую очередь 20 в. центром изучения каллиграфии 16—18 вв. стала Англия (школа С. Морисона). Возрос интерес к проблеме развития и происхождения готического письма 12—15 вв.

7. Скриптории, библиотеки. Правила описания исходников.

Не обращая внимания на полное отсутствие книгопечатания, у греков и римлян существовало очень обширно развитое книжное производство. Приятель Цицерона, Помпоний Аттик, человек весьма образованный и предприимчивый, первый ввел у себя изготовление исходников много для продажи. Успех Аттика позвал большое количество подражателей, и скоро издание книг сделалось особенным промыслом. Популярный писатель, как, к примеру, Овидий, окончив новую поэму, в тот же час же шел в громадный книжный магазин и заключал условие с книгопродавцем. Последний, взяв рукопись, относил ее в широкий зал при магазине, где сидели за столиками десятки, а время от времени и много писцов, пероскрипов, частично рабов, частично вольнонаемных. По приказу хозяина они оставляли всякую другую работу; один из них всходил на возвышение и начинал диктовать снова купленную поэму. Перед каждым писцом – чистые свитки различной величины, двойные чернильницы с чернилами двух цветов и прекрасно очиненный тростник. И вот через пара часов уже готово столько экземпляров поэмы, сколько писцов у книгопродавца.

Кроме книг прекрасных и всяких курьезов, у древних особенно высоко ценились экземпляры, исправленные известными грамматиками либо самими авторами, в особенности же автографы писателей. Автографами дорожили как единственными безукоризненно верными экземплярами.

В Афинах, в Акрополе, существовало особенное книгохранилище, куда складывали узнаваемые книги, высвобожденные от неточностей. В Риме при лучших книжных магазинах был один либо пара грамматиков, на обязанности которых лежало исправление исходников; исправив экземпляр, они скрепляли его собственной подписью. Дороговизна автографов уже в древности приводила к. Подделывались и под стиль, и под руку писателя; были в ходу и письма Приама, автографы Гомера и т. п.

По свидетельству Цицерона, обладавшего громадным числом книг на пергаменте, он видел целую «Илиаду», списанную на свитке из пергамента, помещавшемся в орехе!..

Книжные магазины в Риме, как у нас в сороковых годах у книгопродавца Смирдина, были местом свидания писателей, любителей и учёных литературы. При магазинах устраивались кабинеты для чтения, где за маленькую плату возможно было просмотреть литературные новинки. В эру императоров подобные книжные магазины с кабинетами и залом для переписчиков появляются практически во всех городах. Плиний младший с наслаждением выяснил, что в отдаленном Лионе его книги стоят на выставке.

При раскопке Помпеи откопали книжную лавку, при которой пребывало помещение для писцов. В риторских школах часто имелись весьма хорошие библиотеки.

От V–IX века книжное дело в Западной Европе существует, так сообщить, спорадически: то в одном, то в другом месте, благодаря трудам одного какое количество либо целой школы таковых, деятельно списываются ветхие книги и составляются новые, в основном поучительные либо исторические. Как мы знаем, что в шестом веке Кассиодор, составитель нескольких энциклопедий, покинув мирскую судьбу, устроил в одном из Калабрийских монастырей целый университет писцов. В VII столетии чтение и книгописание процветали в ирландских монастырях, и ирландские миссионеры разносили собственные книги по всему материку Европы. Ирландцев поменяли их победители англосаксы.

Скриптории

В средние века перепискою книг занимались по преимуществу монахи. Во всех громадных монастырях имелось особенное отделение Scriptorium для переписки книг. Подобное усидчивое занятие не имело возможности не нравиться монахам – людям созерцательного и спокойного характера. Так как переписчики довольно часто были люди малограмотные, то они делали большое количество неточностей а также время от времени искажали самый суть текста. В IV в. в скрипториях монахи переписывали рукописи, копируя текст с лежащего перед глазами раскрытого страницы, просматривая текст про себя, потому, что одной из добродетелей монаха почиталось молчание. Но показалось и переписывание под диктовку.Начали существовать не только монастырские, но и светские скриптории писец-ремесленник, трудящийся в мастерской предпринимателя заметно потеснил монахов. писать под диктовку — это был самый выгодный для хозяина метод производства. Под диктовку наставника писали кроме этого подлежащие изучению тексты обучающиеся. Для средневекового скриптория характерна тесная сообщение с библиотекой, вернее, библиотека и скрипторий воображали из себя что-то единое. Рукописи библиотек помогали как бы проверенными матрицами для переписчиков.

Латинский для медиков. Чтение согласных и гласных. Дифтонги.


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: