Короче, это была игра-стратегия, и мной пожертвовали.

«Посмотри на это. Вот что я прописал для тебя»,- сообщил он, и я поглядел в бумаги. В том месте говорилось про сто шестдесят тысяч крон в месяц, и это была определённо целая куча денег. Типа, вау, неужто я все это возьму? Но я понятия не имел о том, хорошая ли это была ставка на рынке, и я так и сообщил.«Это прекрасно?»«Да, линия побери, это прекрасно», — сообщил Хассе. «Это в четыре раза больше того, что ты приобретаешь на данный момент». И я поразмыслил: окей, я верю, что он прав. Думаю, это куча денег. И я чувствовал, как он напрягся.«Ну хорошо», — сообщил я.«Блестяще, Златан! Поздравляю!» После этого он вышел, сообщив, что планирует еще кое-что обсудить, и в то время, когда он возвратился, он прямо лучился от гордости. Как словно бы он только что совершил величайшую сделку в мире.

«Они оплатят твой новый Мерседес, действительно, они заплатят за него», — добавил он. Я считал, что это также было шикарно, и ответил: «Вау, сильно».

Но я всё еще ничего не знал об этих делах, кроме того не осознавал, что эта машина для них семечки, по причине того, что в действительности, вы что — думаете, я готовься обсуждать всё это?

Это же был я, линия забери! Я не знал о том, сколько получают футболисты, сколько уходит на налоги в Нидерландах, и у меня не было никого, кто имел возможность бы сказать от моего имени и воображать мои интересы. Я был девятнадцатилетний юноша из Росенгарда. Я ничего не знал о мире. Я был ничем не умнее той же Сесилии, и как вы осознаёте, я считал, что Хассе Борг — мой дорогой друг, кто-то наподобие второго папы. Я кроме того не осознавал, что у него на уме было лишь одно: взять деньги для клуба, и практически я лишь большое количество позднее осознал, что за вибрации носились в той комнате.Но, конечно же, мужчины в костюмах берегли собственные интересы. Они не могли договориться о моей цене, и основной обстоятельством, по которой они меня позвали к себе, было то, что очевидно несложнее договориться о трансфере, если вы вначале обозначаете заработную плат игрока и приобретаете его подпись. По причине того, что тогда вы понимаете, о какой сумме денег идет обращение, И если ты таковой проныра и устроил так, что у парня заработная плат меньше всех в команде, тогда за него несложнее взять жирную сумму. Меньше, это была такая игра-стратегия, и мной пожертвовали. Не смотря на то, что я этого не знал. Я по фойе а также, думается, кричал что-то на эйфориях, ну либо типа того. И я считал, что я целый таковой хороший — и держал язык за зубами. Единственный, кому я сообщил, был мой отец. И он был достаточно умен, дабы засомневаться в этом деле. Он просто не доверял людям. Но что до меня, я всему этому произойти, и на следующий сутки я отправился в Борас играться с молодежной сборной против Македонии. Это был квалификационный матч для Чемпионата Европы и мой дебют в шведской молодежной сборной, и это было громадное событие. Но мой мозг был занят вторыми вещами, само собой разумеется. И я не забываю, что опять встретился с Хассе Боргом и Лео Бенхакером и подписал договор. И затем они закончили собственные дела.

Но мы должны были держать всё в секрете до двух часов дня, в то время, когда новость будет заявлена в Нидерландах, и я заметил целую кучу агентов из зарубежа, каковые приехали в данный город взглянуть на меня. Но они приехали через чур поздно. Я был уже упакован для Аякса. Я был вне себя от эйфории и задал вопрос Хассе Борга: «За какое количество вы меня реализовали?». И он ответил — и я ни при каких обстоятельствах не забуду это.

Он должен был повторить это. Это было непостижимо для меня, возможно, он назвал вначале сумму в гульденах, а я не был знаком с данной валютой. Но позже я понял, как это было большое количество а также растерялся. Прекрасно, я сохранял надежду на рекордную сумму. Я желал, дабы меня реализовали дороже, чем Джона Карью, но было что-то еще в том, дабы видеть это, написанное тёмным по белому. Это было ошеломляюще. А хули — восемьдестят пять миллионов крон! Но в первую очередь, ни один швед, ни один скандинав, ни кроме того Хенке Ларссон, ни кроме того Джон Карью не были реализованы за деньги кроме того родные к этому. И само собой разумеется я понял, что об этом напишут везде. Я уже знал, что такое публичность.

Но однако, в то время, когда я приобрел газеты на следующий сутки, — в том месте было полное сумасшествие.

Другими словами, Сейчас Я Игрался За Luna [Dota 2]


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: