Эпилог смех на ветру

Я прошел через Врата, заметив то, что мне необходимо было заметить; поняв, в том месте, высоко в горах, собственную подлинную природу. Как бы то ни было, подобно тому старику, что поднял собственную ношу и продолжил собственный путь, я знал, что, не смотря на то, что, всё изменилось, ничего не изменилось.

Я, так же, как и прежде, жил простой людской судьбой с простыми людскими обязанностями. Мне необходимо было приспосабливаться к радостной и нужной судьбе в мире, обиженном на того, кому уже не были занимательны проблемы и любые поиски. Я выяснил, что без причины радостный человек может очень сильно функционировать на нервы вторым людям! Происходило большое количество событий, в то время, когда я осознавал а также начинал питать зависть к монахам, каковые селились в далёких пещерах. Но я уже побывал в собственной пещере. Моё время приобретать закончилось; сейчас пришло время отдавать.

Я переехал из Пало-Альто в Сан-Франциско и начал работату как живописец-оформитель жилых помещений. Когда я поселился в доме, я занялся ещё одним незаконченным делом. С того времени, в Оберлине, я не сказал с Джойс. Я отыскал её телефон в Нью-Джерси и позвонил ей.

Дэн, какой сюрприз! Как ты?

Отлично, Джойс. Со мной так много случилось в последнии месяцы.

На том финише провода повисла продолжительная пауза: А, как твоя дочка…, и твоя супруга?

С Линдой и Холли всё в порядке. Мы с Линдой развелись некое время назад.

Дэн, — ещё одна долгая пауза, — Для чего ты позвонил?

Я сделал глубочайший вдох. Джойс, я желаю, дабы ты переехала в Калифорнию и жила со мной. У меня нет никаких сомнений довольно тебя… довольно нас. Тут много места…

Дэн, — это через чур скоро для меня! В то время, когда ты собираешься произвести эту мелкую перестановку?

на данный момент. Либо в то время, когда ты сможешь. Джойс, мне столько необходимо поведать тебе…. О том, о чём я никому не говорил. Я так продолжительно держал это в себе. Позвони мне сразу же, как решишь .

Дэн, ты уверен?

Да, поверь мне. Я буду любой вечер ожидать твоего звонка тут.

Через несколько недель раздался звонок телефона, около 7:15 утра.

Джойс!

Я звоню из аэропорта.

Из аэропорта Нью-Йорк? Ты вылетаешь? Ты летишь ко мне?

Из аэропорта Сан-Франциско. Я прилетела.

Какое-то мгновение, я не имел возможности поверить. Аэропорта Сан-Франциско?

Да, — захохотала она, — Знаешь такая цементная посадочная полоса к югу от города? Ну? Ты едешь либо мне ловить машину?

Последующие дни мы проводили совместно каждую свободную 60 секунд. Я бросил работу живописца-оформителя и занялся преподаванием гимнастики в маленьком спортзале в Сан-Франциско. Я говорил ей о собственной жизни, больше, чем обрисовано в данной книге, поведал всё о Сократе. Она пристально вслушивалась.

Знаешь, Дэн, у меня забавное чувство, в то время, когда ты говоришь об этом человеке…. Как словно бы, я сама его знала.

Что ж, всё вероятно, — улыбнулся я.

Нет, вправду, наверное, я знала его! Чего я тебе не сказала раньше Дэнни, что я ушла из дому именно перед старшими классами школы.

Ну, это необычно, но не так уж поразительно.

Самое немыслимое, содержится в том, что я полностью не помню период времени между уходом из дома и поступлением в Оберлинский университет. И это не всё, в Оберлине, перед тем, как ты приехал в том направлении, мне снились сны, весьма необычные сны о ком-то как ты… и о беловолосом человеке! И мои родители, Дэнни, мои родители…. Её громадные, светящиеся глаза обширно открылись и наполнились слезами. Мои родители постоянно называли меня по прозвищу… Я забрал её за плечи и взглянул её в глаза. В следующее мгновение, как будто бы электрический разряд, отечественную память пронзил ток воспоминаний, в то время, когда она сказала: моё прозвище было Джой.

Мы поженились среди отечественных друзей в горах Калифорнии. Я дал бы всё, дабы данный сутки имел возможность поделить с нами тот человек, что всё начал, для нас обоих. Тогда, я отыскал в памяти о визитке, которую он когда-то дал мне…, ту которую возможно было применять лишь в случаях особенной необходимости. Я посчитал, что на данный момент был именно подходящий случай.

Я медлено удалился в сторонку и встал по тропинке на маленький бугор, среди лесов и других холмов. В том месте был сад, а в саду одинокий вяз, окружённый виноградом. Я дотянулся кошелёк и нашёл среди вторых собственных бумаг визитку. Она потрепалась, но так же, как и прежде светилась.

Агата Кристи — Триллер


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: