Эксперименты в поэзии — iii

Буриме – произведение стихов на заблаговременно заданные рифмы, в большинстве случаев, шуточного характера. Форма буриме зародилась во Франции в первой половине 17-го века. История происхождения буриме обязана французскому поэту Дюло, что объявил, что написал 300 сонетов, но рукопись утратил. По окончании массовых сомнений публики в таком громадном количестве написанных стихов, Дюлло согласился, что написал не сами стихи, а лишь заготовленные рифмы. Затем его коллеги по перу написали сонеты на рифмы-заготовки, а новая стихотворная игра вошла в моду и в 17-18 вв. была достаточно популярным салонным развлечением. Известно кроме этого, что А. Дюма в девятнадцатом веке был организатором конкурса на лучшее буриме и издал книгу лучших стихотворений.
В наши дни буриме остаётся популярной игрой среди всех любителей стихотворного жанра. Буриме разрешает показать собственные творческие свойства, блеснуть оригинальностью и остроумием, в считанные 60 секунд (либо кроме того секунды) показать собственное владение словом. По данной причине жанр буриме очень популярен среди артистов конферанса и разговорного жанра. Вот показательный пример от Юрия Горного, которому было предложено 4 пары рифм, и что мгновенно (!) выдал превосходный экспромт.

Заданные рифмы:

воздушное пространство — отдых
игра — топора

болезнь — досуг
почва — рубля

Избу не возвести без приятеля-топора,
И труд другой порою легко отдых,
Работа- радость мне: радостная игра,
В то время, когда в лицо — успеха свежий воздушное пространство.

Болезни я отверг, мне незнаком болезнь.
Не трачу на лекарства ни рубля.
Дорогой под ноги мне стелется почва:
Природа для меня — досуг и лекарство.

Визуальная поэзия — авангардное направление на стыке изобразительного искусства и поэзии; визуализация текста графическими элементами, расширяющими его образное и смысловое значение. Строки текста смогут быть декоративно оформлены особыми шрифтами, символами, эмблемами, картинками, переплетаться с узорами и пр. Визуальная поэзия выросла из постмодернизма и недр футуризма и ещё до конца не оформилась в собственном развитии. Родоначальником русской визуальной поэзии по праву можно считать монаха Евстратия с его стихотворной молитвой, написанной ещё в семнадцатом веке и в которую он засунул часть серпантинного (змеиного) стиха. Сущность его изобретения заключалась в том, что каждые его двустрочия имели неспециализированные элементы, каковые, не повторяясь письме, были неспециализированными для смежных строчков и соединялись с ними прямыми линиями.
В 20-е годы XX века визуальную поэзию пропагандировали конструктивисты, предлагавшие по большому счету отказаться от слов в поэзии и создавать её посредством графических конструкций, особых знаков, кадров, чертежей и пр. В 60-е годы к визуализации поэзии возвращается А.Вознесенский, оформлявший кое-какие собственные стихи графически либо дополнявший их картинками. Современных русские визуальные поэты: Д. Авалиани, В. Барский, С. Сигей, А. Горнон, Е. Нецкова и др. Одним из новых типов визуальной поэзии есть т.н. листовертень либо визуальный палиндром (изобретён Д. Авалиани). Сущность его содержится в том, что на одном изображении под различным углом зрения (при переворачивании страницы на 180 градусов) читается различный текст.

Ропалистический стих – стих c постепенным наращиванием кол-ва слогов. Ропалический стих (ропалик) был в первый раз увиден у Гомера: в его гекзаметре каждое слово в строчке имело на 1 слог больше(1, 2, 3, 4, 5). В последующем кое-какие древние стихотворцы забрали данный приём на вооружение и пробовали писать такими строчками целые стихотворения. Из самые известных — Молитва Авсония (IV в. н. э.).

Всевышний Папа, податель бессмертного существованья,
Слух склони к чистоте неусыпных молитвословий…

Современный ропалик

Имеется года ожесточённых опробований,
Дни суда глубоких ожиданий…
(В. Брюсов)

В горизонтальном ропалическом стихе слова от начала к концу строчка возрастают на один слог. Так, в примере ниже (частично панторимичном) в каждой строке первое слово — односложное, второе — двусложное, третье — трёхсложное, четвёртое — четырёхсложное.

Жизнь — игра жажд мимолётных,
Имеется — пора мечтаний безотчётных,
Имеется, позже, — свершений гордых,
Скук, истом, томлений прозорливых…
(В. Брюсов)

В вертикальном ропалике любая новая строки имеет на один слог больше. Как пример, — юмористический ропалик Бдительный пограничник

Находись!
Видишь —
Граница.
Дальше запрещено,
Не положено!
Что, опять не спится?
Желаешь в том направлении, рожина?
В том месте так как везде мафия,
эксплуатация и Кланы!
Будь патриотом — в это болото
Не лезь!.. без визы на эмиграцию.

Пирамида

Зрю
Зарю
Лучами,
Как свещами,
Во мраке блестящу,
В восхищение все души приводящу,
Но что? — от солнца в ней толь милое блистанье?
Нет! — Пирамида — дел благих воспоминанье.
(Г. Державин)

Фонтан

Из пасти льва
струя не журчит и не слышно рыка.
Гиацинты цветут. Ни свистка, ни крика.
Никаких голосов. Неподвижна листва.
И чужда ситуация сия для столь сурового лика,
и нова.
Пересохли уста,
и гортань проржавела: металл не вечен.
Легко кем-нибудь наглухо кран заверчен,
хоронящийся в кущах, в конце хвоста,
и крапива опутала вентиль. Спускается вечер;
из куста
сонм теней
выбегает к фонтану, как львы из чащи.
Окружают сородича, дремлющего в центре чаши,
перепрыгнув барьер, начинают носиться в ней,
лижут лапы и морду вождя собственного. И чем чаще,
тем чернее
грозный вид. И вот
наконец он сливается с ними и быстро
оживает и прыгает вниз. И все общество резво
удирает во тьму. Небосвод
прячет звезды за тучу, и мыслящий трезво
назовет
похищенье вождя — так как первые капли сверкают на скамье —
назовет похищенье вождя приближеньем дождя.
Ливень спускает на землю косые линейки,
строя в воздухе сеть либо клетку для львиной семейки
без гвоздя и узла.
Теплый
ливень
моросит.
Как и льву, им гортань не остудишь.
Ты не будешь любим и забыт не будешь.
И тебя поздно вечером из почвы воскресит,
в случае если чудищем был ты, компания чудищ.
Разгласит
снег побег
и твой дождь.
И, не склонный к простуде,
все равно ты возвратишься в этот мир на ночлег.
Потому что нет одиночества больше, чем память о чуде.
Так в колонию возвращаются в ней побывавшие люди,
и голубки — в ковчег.
(И. Бродский)

Пирамида-треугольник

Я
еле
качая
верёвки,
в синели
не различая
светло синий тонов
и милой головки,
летаю в просторе
крылатый, как птица,
меж лиловых кустов !
Но в заманчивом взгляде,
знаю, блещет, алея, зарница!
Я и радостен ею без слов!
(В. Брюсов)

Поэзия Гарлемского ренессанса: опыт с формой


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: