Исследование афазий (очень краткое и ориентировочное) производится следующим образом.

1. Проверяется познание обращенной к исследуемому речи методом предложения устных заданий: поднять правую руку, левую заложить за пояснице; не обращать внимания и т.д. (сенсорная функция речи). направляться иметь в виду, что неисполнение либо неправильное выполнение задания может зависеть не от поражения области Вернике, а от имеющихся апрактических расстройств.

2. Изучается личная обращение исследуемого: вольно ли говорит, верно ли, владеет ли достаточным запасом слов, пет ли парафазии и т.д. (моторная функция речи). Предлагается повторение речи исследующего.

3. Проверяется свойство понимания написанного методом предложения письменных заданий: сделать то либо иное движение, забрать тот либо другой предмет и т.д. (функции чтения).

4. Проверяется, как исследуемый пишет: вольно либо с затруднением, верно ли выстроена фраза, нет ли параграфии и т.д. Ясно, что при изучении письма и способности чтения направляться внести поправку на степень грамотности исследуемого.

5. Предлагается с целью исключения амнестической афазии именовать предметы.

V. Поражение затылочной доли как области, которая связана с функцией зрения, приводит к зрительным расстройствам. Очаги в области fissurae calcarinae, расположенной на внутренней поверхности затылочной доли, приводят к выпадению противоположных полей зрения обоих глаз, что влечет за собой следующие расстройства.

Одноименная гемианопсия. В случае если поражена не вся область зрительного проекционного поля, а лишь территория, расположенная выше fissurae calcarinae — cuneus, то появляется не полная, а только квадрантная гемианопсия противоположных нижних квадрантов; в равной мере при поражении gyrus lingualis (ниже fissurae calcarinae) выпадают поля противоположных верхних квадрантов. Еще менее большие очаги смогут вызывать недостатки в виде островков в противоположных полях зрения, именуемые скотомами. Скотомы обнаруживаются в обоих полях зрения и в одноименных квадрантах. В зависимости от степени поражения может появляться не гемианопсия, а гемиамблиопия — понижение зрения в противоположных полях. Одним из ранних признаков поражения зрительного анализатора есть выпадение цветовых ощущений в противоположных полях зрения; исходя из этого значительным время от времени является изучение поля зрения не только на белый, но и на светло синий и красный цвета. При прогрессирующей гемианопсии продолжительнее всего удерживается в «слепнущих» полях зрения светоощущение и восприятие перемещения предметов. Кроме того при обширных двухсторонних поражениях областей fissurae calcarinae редко наступает полная слепота: в большинстве случаев сохраняется так называемое центральное, либо макулярное, поле зрения обоих глаз.

При процессах, появляющихся на широких территориях затылочных полей, в частности с поражением наружной поверхности левой затылочной доли (у правшей), может наблюдаться следующее явление.

Зрительная агнозия: больной не есть слепым, он все видит, обходит препятствия, но теряет свойство выяснять предметы по их виду. При ощупывании предмета он, как слепой, легко определит их (через посредство стереогностического эмоции). В тяжелых случаях ориентировка больного в окружающем очень затруднена: мир представляется ему наполненным рядом незнакомых предметов с малоизвестным назначением и применением. Случаи столь быстро выраженной зрительной агнозии очень редки. По-видимому, для происхождения для того чтобы расстройства не хватает поражения легко затылочной доли, но нужно одновременное выпадение функции и симметрично расположенного поля в второй затылочной доле.

Случаи частичной зрительной агнозии видятся пара чаще, но все же и они достаточно редки: возможно агнозия лишь па цвета, возможно неузнавание лиц (больной неоднократноличает привычных от незнакомых), домов на прекрасно известной улице и т.д.

Ясно, что совместно со зрительной агнозией начинается и неузнавание написанного (письма), т. е. алексия.

Одним из проявлений зрительной агнозии есть и так называемая метаморфопсия, в то время, когда нарушается верное узнавание очертаний контуров предметов: последние представляются испорченными, изломанными, неправильными.

В происхождении для того чтобы рода расстройств имеет значение нарушение связей затылочной области с височной, имеющей отношение к оценке и восприятию пространственных взаимоотношений (корковый отдел вестибулярного анализатора).

К явлениям раздражения, каковые смогут наблюдаться при процессах в затылочной доле, относятся следующие.

Зрительные галлюцинации: при раздражении проекционного зрительного поля в области fissurae calcarinae появляются «простые» галлюцинации (фотомы), т. е. световые, время от времени цветовые явления в виде искр, пламени, теней и т.д. Раздражение наружной поверхности затылочной доли дает «сложные» галлюцинации в виде фигур, предметов, время от времени движущихся, довольно часто извращенных и устрашающих (метаморфопсии), что говорит о близости очага к височной доле. В большинстве случаев зрительные галлюцинации являются началом развивающегося за ними эпилептического припадка, причем первой судорогой, следующей за зрительной галлюцинацией, не редкость довольно часто глаз и поворот головы в противоположую сторону (напомним о расположенном по соседству, на границе затылочной и теменной долей, участке, раздражение которого приводит к повороту глаз и головы в противоположную сторону).

СИМПТОМЫ РАЗДРАЖЕНИЯ КОРЫ ГОЛОВНОГО МОЗГА

Остановимся повторно и пара подробнее на явлениях, развивающихся в следствии раздражения головного мозга.

Для очаговых поражений свойственны припадки частичной, либо джексоновской, эпилепсии, не смотря на то, что в полной мере вероятны тут и припадки типа неспециализированной эпилепсии. Обычным для джексоновской эпилепсии есть начало судорог с ограниченной группы мышц при ясном сначала сознании. Припадок может этим и ограничиться, но время от времени «генерализуется», переходя неспешно в неспециализированный судорожный припадок с утратой сознания, время от времени недержанием мочи, прикусом языка и т.д. В противоположность джексоновской эпилепсии, припадок неспециализированной эпилепсии сходу начинается с потери сознания и общих судорог. Наличие джексоновских припадков довольно часто облегчает решение вопроса о локализации процесса в области головного мозга. Важное значение имеет начальный симптом припадка, потому что он указывает на источник первичного раздражения, на локализацию процесса.

Кое-какие области при их раздражении дают определенный, характерный для них тип припадка.

1. Раздражение передней центральной извилины приводит к припадкам, начинающиеся с группы мышц, в каковые следуют пути от пораженного отдела извилины (мускулы ноги, руки, лица). При генерализации припадка судороги распространяются на соседние мышечные группы соответственно иррадиации раздражения в соседние корковые территории.

2. Раздражение заднего отдела второй, либо средней, лобной извилины дает припадок, начинающийся с подергиваний глазных головы и яблок в противоположную сторону; в дальнейшем вероятна передача раздражения на соседние территории и генерализация судорог.

3. Раздражение так именуемого переднего адверсивного поля — заднего отдела верхней лобной извилины — приводит к внезапной судороге сходу всей противоположной мускулатуры тела. В один момент появляется поворот головы, глаз, туловища, судороги конечностей. Сознание в большинстве случаев теряется в начале припадка.

4. области и Раздражение, расположенной книзу от центральных извилин, вызывает необычные припадки ритмических жевательных, чавкающих, лизательных, глотательных перемещений с вероятной после этого генерализацией судорог.

Раздражение рассмотренных выше полей характеризуется судорогами, развивающимися без предшествующей чувствительной ауры, с которой, как с «сигнального симптома», начинаются припадки, разбираемые ниже.

5. Раздражение задней центральной извилины приводит к приступам «чувствительной» джексоновской эпилепсии — парестезии в соответствующих раздраженному отделу областях противоположной стороны тела. При распространении припадка парестезии «расплываются» по соседству. Чаще, но, иррадиация раздражения происходит в направлении передней центральной извилины с развитием по окончании чувствительной ауры судорожных явлений.

6. Раздражение заднего адверсивного поля — верхней черённой дольки — подобно раздражению переднего адверсивного поля, приводит к внезапному приступу парестезий сходу во всей противоположной половине тела, а не постепенное распространение парестезий, как при раздражении задней центральной извилины. За чувствительной аурой направляться приступ, характерный для переднего адверсивного поля — судороги, возникающие сходу во всей мускулатуре противоположной стороны тела (либо сходу неспециализированный судорожный припадок).

7. Раздражение затылочной доли приводит к припадкам, начинающиеся со зрительных галлюцинаций; потом отмечается головы и поворот глаз в противоположную сторону благодаря иррадиации раздражения в направлении территории, расположенной на границе затылочной и теменной долей; в будущем в большинстве случаев начинается неспециализированный судорожный припадок.

8. Раздражение височной доли в области верхней височной извилины приводит к припадкам с аурой в виде слуховых галлюцинаций. В случае если очаг локализуется в uncus gyri huppocampi (на внутренней стороне доли), то сигнальным симптомом являются обонятельные галлюцинации. Не всегда последующим симптомом есть судорожный припадок: при процессах в височной доле вместо простого джексоновского либо неспециализированного эпилептического припадка смогут по окончании обрисованного типа аур наблюдаться приступы «малой эпилепсии» (petit mal) в виде кратковременной утраты либо затемнения сознания. Еще более обычными для раздражения височной доли считаются появляющиеся по окончании упомянутого вида чувствительных аур (либо без них) своеобразличные сноподобные состояния, в то время, когда все окружающее думается ненастоящим, нереальным, но одновременно с этим необычно привычным, как словно бы уже пережитым в прошлом («чувство уже виденного»).

Поражения основания головного мозга характеризуются в основном поражением черепных нервов.

Процессы в области передней черепной ямки вызывают при одностороннем поражении атрофию зрительного нерва с амаврозом либо амблиопией на стороне поражения и потерю обоняния (аносмию) благодаря поражения bulbus либо tractus olfactorii.

Симптомами поражения средней черепной ямки есть выпадение функций глазодвигательного, отводящего и блокового нервов (светло синий, VI и IV), вызывающее офтальмопарез либо офтальмоплегию на стороне поражения, и симптомы раздражения (невралгию) либо нарушения проводимости тройничного нерва (расстройства чувствительности на лице).

Процессы на основании мозга в области ножки мозга вызывают альтернирующий паралич типа Вебера: на стороне поражения имеется паралич n. oculomotorii и на противоположной стороне — центральный паралич конечностей благодаря поражения в ножке мозга пирамидного пучка, перекрещивающегося ниже.

Поражения мозгового придатка (hypophysis), в частности опухоли его, сопровождаются битемпоральной гемианопсией из-за сдавления средних отделов хиазмы зрительных нервов (см. в главе V зрительные нервы) и рядом эндокринных расстройств. В одних случаях может наблюдаться акромегалия (огромный рост языка, носа, нижней челюсти, ног и рук), в других — dystrophia adiposo-genitalis (патологическое ожирение, отсталость развития половых органов и вторичных половых показателей, ослабление половой функции). Наконец, в результате поражения инфундибулярной области (глава IX) смогут появиться патологические голод и жажда (булимия и полидипсия), расстройства сна и т.д.

Поражения в области задней черепной ямки характеризуются поражением слухового и лицевого нервов (VIII и VII), время от времени кроме этого отводящего и тройничного (VI и V) при локализации процесса в так именуемом мосто-мозжечковом углу. При более каудальной локализации смогут быть поражены блуждающий, языкоглоточный и подъязычный нервы (X, IX, XII). Мозжечковые расстройства при процессах в области задней черепной ямки отмечаются на стороне поражения, пирамидные — на противоположной, на собственной либо с обеих сторон.

То, что было рассмотрено тут, относится к категории так называемых «первичных» признаков поражения той либо другой доли, того либо иного отдела головного мозга. При опухолях головного мозга, кистах и абсцессах, при которых верное определение очага поражения есть фактически особенно серьёзным ввиду нужного при них своевременного вмешательства, время от времени покупают большое значение так именуемые «вторичные» симптомы либо «симптомы по соседству» (время от времени и на отдалении). Увеличенная опухолью пораженная часть мозга давит на соседние области в силу смещений либо появляющихся расстройств крово- и ликворообращения.

Так, при опухолях лобной доли в следствии давления на основание на стороне очага может наблюдаться односторонняя первичная атрофия и аносмия зрительного нерва; достаточно характерно наряду с этим развитие на противоположной стороне застойного соска зрительного нерва (из-за увеличения вчерепного давления — симптом Фостера-Кеннеди). По отечественным наблюдениям, такое же значение может иметь при наличии двухсторонних застойных сосков резкое и стремительное падение остроты зрения на стороне очага, совсем не соответствующее еще прекрасно сохранившемуся зрению на противоположной стороне.

При опухолях передних отделов лобной доли (лобного полюса) из-за близости процесса к глазнице и fissura orbitalis какое количество смогут развиться параличи глазодвигательных нервов (III, IV и VI), т. е. офтальмоплегия либо офтальмопарез, расширение зрачка и экзофтальм, и поражение верхней (1) ветви тройничного нерва.

При опухолях височной доли как симптом вторичный в первую очередь должен быть указан парез n. oculomotorii с птозом и с расширением зрачка, часто сочетающийся с центральным гемипарезом на противоположной стороне — итог сдавления мозговой ножки («псевдовеберовский» альтернирующий синдром). М.Ю. Рапопорт подчеркивает значение как вторичного симптома при опухолях височной доли симпатического глазного синдрома, складывающегося из нерезкого экзофтальма, раступых болей и ширения зрачка в глазу (раздражение симпатических волокон). Наконец, направляться назвать поражение тройничного нерва, в большинстве случаев частичное — той либо другой его ветви. Чаще отмечается изолированная потеря на стороне поражения корнеального рефлекса, боли либо нарушения чувствительности и, реже, поражение двигательной порции тройничного нерва — одностороннее нарушение иннервации жевателей, сказывающееся в большинстве случаев лишь в смещении нижней челюсти при открывании рта в сторону поражения.

При опухолях затылочных долей несомненное диагностическое значение имеет синдром мозжечкового намета (В.В. Крамер, Н.Н. Бурденко, М.Ю. Рапопорт), в то время, когда в следствии раздражения тенториального нерва появляются боли, иррадиирующие в глазные яблоки; отмечается слезотечение, боли при давлении на глазные яблоки и при перемещении их.

Реже, при громадных опухолях, растягивается и «провисает» книзу мозжечковый намет (tentorium cerebelli) и появляются симптомы поражения мозжечка; может наблюдаться кроме того потеря корнеального рефлекса и поражение отводящего (VI) нерва, что, но, скорее должно рассматриваться уже как проявление неспециализированного увеличения внутричерепного давления.

КОРА ГРОМАДНЫХ ПОЛУШАРИИ И ВНУТРЕННИЕ ОРГАНЫ

Общеизвестно положение, что процессы высшей нервной деятельности, протекающие в коре головного мозга, имеют отражение во системах организма и внутренних органах и что, напротив, любое изменение внутренней среды так или иначе отражается на функциональном состоянии нервных центров и на высшей нервной деятельности. Считалось, что представительства висцеральной иннервации в коре головного мозга не существует; что высшие центры, регулирующие внутренностные процессы организма, находятся в подбугровой области, но не в коре. Наконец, принималось, что роль коры в висцеральной иннервации диффузна, что воздействие разных областей коры на процессы и внутренние органы одинаково.

Этому противоречили уже ветхие работы В.М. Бехтерева, Н.Л. Миславского и др., давшие доказательства локализованности некоторых висцеральных функций в коре головного мозга (иннервации сосудов, потовых желез, желудочно-кишечного тракта, печени, почек и др.). Взяты были и соответствующие материалы из клинических наблюдений. Последовательность эксперименклинических работ и тальных А.М. его учеников и Гринштейна продемонстрировал деятельности и зависимость состояния некоторых внутренних систем и органов от поражения отдельных долей головного мозга.

Но признать решенным вопрос о представительстве в определенных территориях коры иннервации отдельных внутренних органов запрещено. Так, К.М. Быков с сотрудниками, решая вопрос о значении в висцеральной иннервации у псов премоторного поля (в отношении премоторного поля имеется особенно большое количество данных, показывающих роль его в висцеральной иннервации), установил только изменение темпа деятельности некоторых внутренних органов по окончании экстирпации названного поля. К.М. Быков заключил , что в коре мозга нет достасовершенно верно правильной локализации механизмов регуляции внутренних органов.

Наиболее значимым достижением советской науки сейчас было установление самого принципа несомненного представительства в коре головного мозга иннервации висцеральных органов. Продолжая и развивая учение И.П. Павлова в приложении к внутренней среде организма, К.М. его школа и Быков создали учение об интерорецепции и кортико-висцеральной регуляции. Было развито положение И.П. Павлова о влиянии внешних факторов через кору головного мозга на все процессы, протекающие в организме; доказана универсальность павловского условного рефлекса для всех внутренних органов; установлена закономерность подчинения внутренностных процессов центральной нервной совокупности — коре головного мозга.

В один момент с этими доказательствами единства внешнего и внутреннего в деятельности организма явились изучения той же школы, продемонстрировавшие влияние внутренностных процессов на деятельность головного мозга, коры громадных полушарий.

Афазия нарушение, которое заставляет вас утратить собственные слова! Сьюзан Вортман Jutt


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: