Гражданская жизнь

Переход от военной судьбы к гражданской – это также значительный перелом. Но к гражданским условиям я скоро приспособился.

Еще не имея на руках приказа об увольнении, я начал подыскивать себе работу. Прибыло из ВАКа сообщение об утверждении диссертации. Взял диплом. В облздравотделе мне порекомендовали областную поликлинику. Главврачем был в то время Е.О. Непокойчицкий.

Он меня знал как военного врача и направил ординатором травматологического отделения областной поликлиники. Зав. отделением, Е.С. Галай, принял меня настороженно. Галай опасался, что я буду претендовать на заведование отделением. Но у меня таковой мысли кроме того не появлялось. Итак, 18 декабря 1968 г. я выгнан с работы из армии и с 18 декабря 1968 г. зачислен на работу в травматологию. Темперамент у зав. отделением был тяжелый, об этом говорили все сотрудники отделения. Появлялись маленькие конфликты с ним и у меня, в особенности по вопросу организации работы отделения и операционной. Но в общем итоге мы расходились мирно. Об этом он вспоминает до сих пор.

Проработал я в травматологии 6 месяцев. Как-то в один раз на территории поликлиники меня встретил ректор медина Евгений Никандрович Медведский. Он прекрасно меня знал еще задолго до работы в областной поликлинике. Он внес предложение мне должность помощника на кафедре анатомии человека. С возможностью через два года возглавить курс военно-полевой хирургии при снова организующейся кафедре травматологии. Прекрасно знать анатомию стало моей мечтой по окончании случая в Киеве с мочеточником. Я не раздумывая дал согласие, предварительно побеседовав с зав. кафедрой проф. З.И. Ибрагимовой. Она дала обещание золотые горы. Но я не знал тогда, что эта дама властолюбивая, но не все зависело от нее. Во время работы на кафедре мы с ней время от времени конфликтовали по житейским вопросам. У нас с ней были различные взоры на судьбу. Сказывалось различие в происхождении, национальном менталитете, перенесенными в жизни трудностями. Я же по характеру придерживаюсь принципа Чацкого: «Помогать бы рад, прислуживаться тошно». В то время, когда я пришел на эту кафедру, то в числе сотрудников, не считая зав. кафедрой, был всего один кандидат мед. наук, Осипович Ж.С., она же доцент кафедры. У П.Г. Миховича с утверждением кандидатской не клеилось, он повторно защищался, у Г.Г. Бурака кандидатская была не закончена, В.В. Ольшанникова была далека от завершения диссертации. Исходя из этого, через год-два З.И. Ибрагимова в полной мере бы имела возможность представить меня на пост доцента. Но так как должности доцентов в университете были ограничены, выдвижение на них проходило лишь с ведома начальника. А потому, что я был армейским пенсионером и не планировался на заведование кафедрой, меня не выдвинули на пост доцента.

С приходом на кафедру анатомии мне было нужно практически заново осваивать данный тяжёлый предмет мединститута. Я просиживал вечера, готовясь к каждому занятию. Я старался залезть вглубь предмета, осознать его. В течение двух-трех лет я овладел предметом.

Через два года моей работы на кафедре анатомии в мединституте организовалась ортопедии и кафедра травматологии с курсом военно-полевой хирургии при ней. Возглавил кафедру доцент Железняк Василий Алексеевич (сейчас покойный). В то время, когда встал вопрос о замещении должности доцента курса военно-полевой хирургии, то и тут моя кандидатура не прошла по тем же обстоятельствам, поскольку с позиций управления затевать работу над диссертацией было уже поздно. Я окончил Военно-медицинскую академию, всю жизнь прослужил в армии, десятки лет был на хирургических должностях, кандидат наук – и я не прошел по конкурсу. Взвесив все «за» и «против», я расстался с мыслью о переходе на кафедру травматологии и трудился на кафедре анатомии негромко, нормально до тех пор, пока не ушел на заслуженный отдых. Работу на кафедре анатомии в первые годы я сочетал с ночными дежурствами в клинике травматологии. Но с течением времени такое сочетание становилось тяжёлым. Время от времени всю ночь оперирую, а утром к 800 бегу на занятия. От работы по совместительству я отказался. На этом и закончилась моя хирургия.

Через год-два по окончании защиты кандидатской диссертации у меня появилось желание взяться за докторскую. В академии мне внесли предложение тему: «Гормональные сдвиги в организме при травмах». Тема весьма заманчивая, со 100% гарантией на успех. Сущность работы такова: при разных травмах в организм потерпевшего льют массу гормональных препаратов. А необходимо ли это? В случае если необходимо, то какие конкретно и какое количество? Либо не требуется по большому счету. В те годы данный вопрос ни кем не освещался. Я загорелся темой. Но в то время, когда об этом сообщил жене, она была категорически против. Ей надоела моя кандидатская. Помимо этого, в то время, когда я поболтал по этому вопросу с проректором и ректором института по науке, я осознал, что из данной выдумки ничего не выйдет. Для исполнения данной темы нужно создавать новую лабораторию. Для этого в университете нет ни денег, ни помещения, ни штата лаборантов, нужно было их готовить в Минске. Возраст мой приближался к 50 годам. 10 лет уйдет на работу над темой, кому будет нужен новый профессор в 60 лет? И я от грезы отказался.

В медине я проработал ровно 23 года. Выгнан с работы 30 июня 1992 г при сокращении штата кафедры. Комплект студентов с 450-500 человек сократился до 150, после этого до 125 чел., а в 1994 г. планировался комплект всего 100 человек. Соответственно уменьшению количества студентов уменьшилось и количество учителей. Я попал под первое сокращение, т.к. мой возраст, был практически 70 лет.

Педагогическая работа мне нравилась. От работы я испытывал наслаждение. Изучение анатомии всегда увязывал с клиникой. У студентов пользовался огромным авторитетом. Об этом свидетельствуют бессчётные сувениры, подарки, преподнесенные студентами, старших направлений и выпускниками, в далеком прошлом ушедшими с кафедры анатомии. За время моей работы в университете мне приходилось пара раз лежать в поликлинике. Студенты осаждали поликлинику целыми группами и каждый день. Больные удивлялись таковой привязанности студентов к учителю. Мне неоднократно приходилось слышать из уст студентов: «По вашим конспектам целый университет обучается». Эти строчки дописываются в поликлинике, в неврологическом отделении, где я уже второй месяц лежу с радикулитом. Я не тружусь полтора года. Но студенты посещают меня и сейчас.

В собственной педагогической работе я придерживался принципа: в случае если студент меня не осознаёт, виноват я сам, не имел возможности доходчиво и просто объяснить излагаемый материал. Исходя из этого, какой бы тяжёлый материал не был, я старался как возможно несложнее растолковать его, продемонстрировать на трупе, на схеме, на муляже. Но не все студенты однообразны. Один схватывает налету, до другого доходит медлительно, а третьему на все наплевать. Я старался больше трудиться с теми, до кого доходит медлительно. Они желают знать, и я им помогал больше, чем вторым. Всего мною опубликовано около 30 печатных работ, часть из них в соавторстве.

?? Гражданская супруга — Мелодрама | сериалы и Фильмы — Русские мелодрамы


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: