Гарантии: вам гарантируется, что все, сказанное о товаре, чистая правда. однако за всю правду хозяин ответственности не несет».

«Туманно как-то написано. Как желаешь, так и осознавай. Нужно на всякий случай запомнить!» – поразмыслила Таня и, пробуя уловить, в чем отличие между всей правдой и чистой правдой, поспешила за приятелями.

Громадный Лаж уже увивался около Ягуни и Урга, носясь по лавочке и извлекая из шкафов, сундуков и ларей все новые и новые товары.

– Прошу вас, молодежь! – бодро выкрикивал он. – Веселительный настой – разреши войти, хозяйка, на постой! Тапки для Гапки! Зубы для Любы! Карты – червы да бубы! Для шулеров гроза! Шестерка бьет туза, не попадайся на глаза! Рюмочка-угрюмочка! Подушка-думочка! Шарф-душилка! Свинья-копилка! Грош бросаешь – два добываешь! Дурман-трава, чтобы кружилась голова! Чудесная дубинка с арбалетным прицелом, чтобы ребра в драке были целы! Ну что, заинтересовало что-то?

– Нет, не заинтересовало! – сообщил Ург, прикидывая, не оглушить ли торговца его же дубинкой, дабы возможно было нормально смыться.

Излучая действительно радиоактивное дружелюбие, толстяк облапил его собственными громадными ручищами.

– Я тебя осознаю, друг! Ты так как из Тыра, не так ли? А раз так, то тебе требуется что-то особое. Такое, чего совершенно верно нет в Тыре. У Громадного Лажа имеется то, что тебе необходимо!

Таня не увидела, дабы торговец сунул руку в карман, но на его протянутой ладони внезапно показалось узкое, тускло поблескивающее кольцо.

– Прошу! – наслаждаясь им, сообщил Громадной Лаж. – Кольцо повелителя моря! Принадлежал тёмному волшебнику Посейдониусу и его потомкам. Обрати внимание, кольцо выкован из трех полос – серебряной, золотой и медной. В кольце живут три духа. Один гасит самое жаркое пламя. Второй вызывает морской прилив. А третий убивает хозяина кольца, если он три раза скоро не скажет «Тромаслодор «. Ну как, впечатляет, друг? И цена подходящая – тот кошелек, что ты стибрил у моего соседа.

– Впечатляет, – Ург виновато покосился на Таню. – Да лишь не обожаю я этих сделок с духами, каковые так и норовят тебя растерзать. По мне уж лучше качественные обережные заклинания без тёмной волшебства, хороший дюжина и прочный лук хороших стрел.

– Мудро, парень, мудро! – торговец с необычайной прытью бросился к крайнему шкафчику и что-то дотянулся. – Все же имеется у меня одна вещичка, перед которой тебе не устоять. Ну как, что ты видишь?

– Пояс, – сообщил Ург.

Громадный Лаж кивнул.

– Наподобие того. Ты… и вы все, очевидно, думаете, что это легко ветхий кожаный пояс, в который вделаны три камня – опал, гранит и изумруд. Но не все так легко! Перед вами известный пояс повиновения. В поясе живут три демона. В то время, когда хозяин трет три его камня и дышит на них, демоны дают ему власть над лопухоидами и волшебниками. Помимо этого, обладатель пояса приобретает дар невидимости и вечную любовь всякой девушки, которую поцелует. Кроме того в случае если это будет случайный дружеский поцелуй, а женщина стоит под венцом с другим. Исключений нет. Волшебство пояса весьма сильна. Ну как, согласен? Дай мне кошелек, что ты срезал у Саида, – и данный пояс твой, – соблазнял Громадной Лаж.

– Хм… А для чего вы идете на эту сделку, в случае если пояс так оптимален? – колеблясь, задал вопрос Ург, у которого сейчас показалась особенная обстоятельство хотеть этот пояс. Обстоятельство из четырех букв. Первая – Т.

Громадный Лаж исторг виноватый вздох.

– Во имя самого святого жажды: нагадить ближнему собственному… Мы, торговцы Лысых Опят, живем в весьма замкнутом мире. Мне много лет будет чем утереть шнобель Саиду, этому недорогому шантажисту, что провонял мне всю лавку гнилыми фруктами. Согласен?

– Ну вообще-то… – начал Ург.

– Не нужно, к чему безлюдная болтовня! Сообщи легко: «Согласен. Принимаю все условия и ответственность за данный сделка» – и предмет вступит в силу, – настаивал толстяк.

– А для чего сказать все это? – задал вопрос Ург.

– О, несложная формальность! В волшебном мире полно дурной бюрократии! – ослепительно улыбнулся Громадной Лаж.

Ург открыл было рот, но Таня, неожиданно осененная чем-то, больно наступила ему на ногу.

– Что ты делаешь?

– Погоди! Возможно я спрошу? Громадный Лаж, то, что вы сообщили про пояс – это чистая правда? – обратилась она к торговцу.

– Очевидно! Чистейшая! Готов дать любую волшебную клятву! Хоть все сходу! – поклялся торговец, с энтузиазмом хватая с полки толстенный справочник «Самые ужасные клятвы населений украины.Проф. И.Искариотов. Издание для параллельных миров». – Всеми клятвами этого справочника клянусь, что все, что я сообщил про пояс, – чистая правда! – вскрикнул Лаж.

– Чистая действительно, но не вся ! Из-за чего бы вам не поклясться, что это вся правда? – посоветовала Таня.

Громадный Лаж быстро а также с испугом отшвырнул справочник.

– Какая, в итоге, отличие? Это хорошая сделка! Но из-за чего, тьма меня забери, ты об этом заговорила? – недовольно буркнул он.

– Да уж отличие имеется. Если бы данный пояс вправду был так оптимален, он стоил бы всех сокровищ мира. Вы бы тогда точно не сидели в лавке в Лысых Опятах, заманивая прохожих, – увидела Таня.

Ург задумчиво посмотрел на нее. Похоже, он наконец сообразил, что в словах Тани имеется суть.

– Я также желаю услышать всю правду ! – сообщил он.

Ухмылка сползла с лица Громадного Лажа. Лицо торговца стала внезапно кислой и колючей.

– Так и быть. Воля клиента – закон, – сказал он. – Вот вам вся правда. Мне не удается спихнуть данный пояс уже восемь лет. Демоны пояса вправду дают власть, неповторимую власть. Но они же в приз высасывают из хозяина всю радость судьбы, всю волю и все жажды. Сообразили, это что может значить? Человек, талантливый взять все , не желает совсем ничего . По сути, он делается рабом пояса. Десять прошлых хозяев пояса удавились на осине. Существует предсказание, что тринадцатый хозяин сумеет одолеть его. Действительно, озвучившая его пифия известна тем, что трагически погибла в сутки, в то время, когда заявила, что всевышние подарили ей бессмертие, чем очень подорвала собственный посмертный авторитет.

– Ну и дела! И вы практически уговорили меня его приобрести! – вскрикнул Ург.

Громадный Лаж хмыкнул:

– Ну прости! Всем кушать нужно. В каждой работе имеется собственные мелкие надувательства. В большинстве случаев их именуют авторскими и профессиональными секретами наработками. Грубо говоря они гроша ломаного не стоят, но составляют базу профессии. У врача – это щупать пульс, у преподавателя таращиться в издание, у судьи дуть щеки, а у колдуна трясти посохом либо талисманом. И по большому счету волшебный предмет – имеется волшебный предмет. Со минусами и своими плюсами. В случае если опасаешься риска – разводи слизняков в банке либо клей из бумаги коробочки.

– Странноватые у вас вещи в лавке… – сообщила Таня.

– Есть немного. Они у меня все такие, – робко признал торговец. – Но я вас не тороплю. Выбирайте хоть целую вечность.

И опять в голосе у него послышалось что-то. Угроза, намек?

– Вечность? – с опаской переспросила Таня.

– Наподобие того! – Громадный Лаж неосторожно кивнул на пришпиленную к стенке бумажку. – Предупреждение для клиентов! Прошу обратить внимание: «Никто не имеет возможности покинуть мою лавку, не приобретя в ней хоть что-нибудь по цене, установленной обладателем». Похитить тут также ничего запрещено. Я когда-то изучал старую волшебство, понимаете ли. Еще перед тем, как я… э-э… завел торговлю.

Недоверчиво покосившись на Лажа, Ягуни шагнул к дверям. Сделав дюжину шагов – не смотря на то, что дверь была самое большее в двух-трех, – он остановился.

– Это свинство! – сообщил Ягуни и неожиданно, без предупреждения, постарался выпрыгнуть в окно. Торговец с сочувствием замечал, как телепат и фокусник, изрядно сконфуженный, поднимается с пола.

– Нужно было задать вопрос… Я бы сообщил. Окна у меня из гранитного стекла. Двойная обработка каменной водой и закалка горячим льдом. Охранная волшебство для торговых учреждений и все такое… Вообразите, мне самому приходится у себя что-нибудь брать, дабы выйти из этого. Ха-ха! Ну что, продолжим наблюдать товар? – сочувственно сообщил Громадной Лаж.

Ург и Ягуни понуро потащились за ним. Таня скоро соображала. Лавка была полна странных, чёрных товаров, имевших собственную историю. Точно эти вещи, промышлявшие убийством волшебников и овладевавшие их сущностью, нуждались в людях куда больше, чем люди в них. Соответственно, Громадный Лаж ухитрялся приобретать двойную прибыль: с клиентов и с вещей, каковые легко обязаны были отблагодарить его за новую добычу. В случае если так, то вырваться из лавки будет совсем непросто. «Но из-за чего он должен сказать правду? И все эти оговорки: чистая действительно, вся правда? Имеется какой-то случай, в то время, когда она нужна! – лихорадочно соображала она. – Ага, я осознала! Тут проводятся сделки с душами! А сделки с душами требуют от продавца честности либо хотя бы получестности, в противном случае они не смогут вступить в силу…»

Это слово «в силу» мгновенно зацепило в ее памяти второе такое же слово, которое она сравнительно не так давно видела либо слышала где-то. Где же, в то время, когда? Ага, вот! «Все устные договоренности начинают действовать срочно!» – давала предупреждение табличка на ограде поселка.

PIR ALL


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: