Формы собственности и их многообразие

Вопрос о формах собственности относится к числу самых сложных в экономической теории. Собственность, будучи сложнейшей совокупностью взаимоотношений, складывается из разнообразных элементов, образующих те либо иные характерные для нее структуры. Разглядим эти элементы, учитывая то событие, что любая из структур отражает изюминке какой-либо из сторон взаимоотношений собственности.

В теории прав имущества различают три главные совокупности собственности: национальную (коллективную), общедоступную (коммунальную) и личную. Другие правовые режимы требуют различных затрат на собственный содержание и защиту. Темперамент взаимоотношений собственности воздействует наряду с этим на распределение ресурсов, и на условия и объём обмена, и на уровень дохода, и на ценообразование.

В условиях совокупности частной собственности хозяином есть тот, чье слово в ответе вопросов об применении ресурса согласится окончательным. Отдельные личности находятся в привилегированном положении в смысле доступа к тем либо иным ресурсам: доступ открыт лишь хозяину либо лицам, которым он передал, либо делегировал, собственные полномочия. Он сам определяет, как применять либо кому и на каких условиях передать принадлежащие ему блага.

При совокупности национальной (коллективной) собственности разглядываемая неприятность решается введением правил, в соответствии с которым доступ к редким ресурсам регулируется ссылками на коллективные интересы общества в целом. Это предполагает, во-первых, установление правил, определяющих, в чем же как раз содержится коллективный интерес (благо общества), а во-вторых, разработку процедур, переводящих эти неспециализированные правила в конкретные методы принятия ответов по применению каждого отдельного ресурса (т.е. решается ли это голосованием, делегированием прав опытным специалистам, единоличным распоряжением правительства и т.д.). Никто не находится в привилегированном положении в том смысле, что все как личности исключены из доступа к ресурсам: ничья ссылка на персональный интерес не согласится достаточной для распоряжения ими. Совладельцы гос собственности не владеют единоличными, необыкновенными, реализовываемыми на рынке правами по применению ресурса.

При совокупности общедоступной (коммунальной) собственности кроме этого никто не находится в привилегированном положении. Но тут, наоборот, доступ открыт каждому. Таковой собственности соответствует экономика с всецело размытыми, неустановленными и неизвестными правами. Коммунальная собственность ничья, общество, полностью выстроенное на аналогичной базе, являло бы пример общества без правил. Но потому, что предложение большинства ресурсов ограничено, в воздействие в большинстве случаев вступает принцип первым захватил, первым воспользовался. Он и делается неформальным регулятором доступа к ресурсам.

Три режима собственности, взятые в чистом виде, обозначают как бы три предельных случая, отсутствие каких бы то ни было фиксированных прав собственности, рассредоточение их среди множества личных агентов и их полное сосредоточение в рынках центрального органа, выступающего от имени всего общества.

Совокупность частной собственности. В комплект правомочий, образующих полное право частной собственности, включаются в большинстве случаев следующие главные элементы: 1) право пользования имуществом; 2) право на доход; 3) право изменять его субстанцию и форму;
4) право передавать его вторым по взаимно согласованной цене (наряду с этим допускается передача правомочий как всех совместно, так и каждого по отдельности).

Подобная связка правомочий владеет ответственными информационными и мотивационными преимуществами. Личная собственность побуждает экономических агентов информировать через сигналы рыночных стоимостей подлинную данные о собственных потребительских предпочтениях и производственных возможностях. Она мотивирует агентов к принятию самые эффективных экономических ответов, каковые в условиях рынка содействуют увеличению благосостояния всего общества. Эти преимущества обеспечиваются такими ее особенностями, как исключительность, отчуждаемость, всеобщность и дробность.

Исключительность свидетельствует, что все, не считая самого хозяина, исключены из доступа к ресурсу. Отчуждаемость предполагает отсутствие ограничений на свободную продажу либо передачу правомочий. Дробность разрешает расщеплять право собственности на частные правомочия и образовывать из них новые комбинации. Всеобщность подразумевает, что объектом собственности возможно смогут становиться каждые ресурсы, как настоящие, так и будущие.

Неприятность экономической эффективности напрямую связана с этими чертями. Во-первых, в силу исключительности права частной собственности на хозяина и лишь на него падают все хорошие и отрицательные результаты осуществляемой им деятельности. Он оказывается заинтересован в максимально полном их учете при выработке ответов. Это снабжает эффективность ответов, принимаемых экономическими агентами (в смысле преобладания хороших последствий над отрицательными).

Во-вторых, право на отчуждение разрешает передавать в ходе обмена благо тому, кто готов предложить наибольшую цену (т.е. для кого оно воображает большую сокровище). Тем самым обеспечивается действенное распределение ресурсов.

В-третьих, благодаря дробности права частной собственности частичные правомочия смогут свободно отпочковываться, дифференцироваться, комбинироваться и рекомбинироваться. Любой экономический агент специализируется в осуществлении какого-либо одного либо нескольких частичных правомочий (к примеру, права на управление либо права на распоряжение капитальной сокровищем ресурса, как это происходит с акционерами и менеджерами корпораций).

В-четвертых, потенциальная распространимость прав собственности на каждые ресурсы по существу свидетельствует, что экономика располагает полным комплектом рынков.

Чем лучше и надежнее специфицированы права собственности, тем выше экономическая эффективность. Обратное явление — размывание прав собственности имеет место тогда, в то время, когда они или неточно установлены и не хорошо защищены, или подпадают под разнообразные ограничения (в первую очередь со стороны страны). Наряду с этим нарушается обратная связь между действиями экономических агентов и приобретаемыми ими результатами.

Размывание прав собственности ведет к подрыву рыночного механизма и отказу от него в пользу иных способов распределения экономических благ. Это возможно или борьба за физический захват ресурсов, или совокупность командно-бюрократического распоряжения ими из единого центра.

Совокупность общедоступной собственности. С экономической точки зрения, эта совокупность формируется в том месте, где издержки по защите и спецификации личных прав собственности высоки. Пользы от установления таких прав или недостаточны, дабы перевысить нужные затраты, или по большому счету отсутствуют, в случае если ресурс имеется в изобилии.

Вместе с тем издержки, сопряженные с действием данной совокупности, громадны и возрастают с повышением масштабов экономической деятельности. отчуждаемость и Исключительность прав собственности в ней отсутствуют. Никто не лишен возможности пользоваться ресурсом, исходя из этого никто не в состоянии передать собственные права на него кому-либо второму. Рыночный обмен неосуществим, ресурсы имеют нулевую финансовую цену. В условиях действия принципа первый захватил, первым воспользовался ценовая борьба уступает место борьбы за физическое обладание экономическими благами.

Не обращая внимания на формально юридическое отсутствие, исключительность может достигаться временно через фактическое применение ресурса: на скамье в муниципальном парке может сидеть каждый, но никто не вправе согнать уже расположившегося на ней человека, дабы занять его место, рыба в коммунальном пруду считается неспециализированной, но, пойманная, она начинает принадлежать выловившему ее рыбаку. Коммунальный ресурс остается моим, лишь до тех пор пока я им реально пользуюсь. В условиях коммунальной собственности все участники организации (коммуны), которой такая собственность в собственности, владеют неспециализированным правом применять блага (до его присвоения) и частным правом на применение по окончании того, как удалось его взять (присвоить) во временное либо постоянное владение. Обстановка, естественная для режима частной собственности, в то время, когда ресурс практически не употребляется, но доступ к нему однако закрыт, делается неосуществимой.

Неотчуждаемость коммунальных прав кроме этого не в полной мере полна. В случае если исключительность они покупают за счет фактического применения, то их отчуждаемость может достигаться политическим методом. Местное население вправе принять общее рещение о продаже либо передаче коммунального ресурса частному лицу, стране и т.д.

Главной проблемой неспециализированной собственности есть ее сверхиспользование: любой индивид пытается опередить другого в потреблении того, что достается ему безвозмездно. То, что в следствии хищнической эксплуатации смогут сократиться возможности потребления вторых собственников, его не интересует. Но потому, что так поступают все, благо, находящееся в общей собственности, скоро истощается (к примеру, эрозия земель, истребление популяций полезных животных и т.д.).

Исходя из этого неспециализированная (коммунальная) собственность выясняется неустойчивой, нестабильной и с течением времени преобразовывается или в личную, или в гос собственность. В первом случае общедоступный ресурс дробится на личные части (лес делится на участки и т.д.) и стимул к сверхиспользованию исчезает. Во втором — изменение касается структуры прав не до, а по окончании захвата ресурса (к примеру, вся добыча из леса, принадлежащего данному племени, начинает принимать во внимание коллективной, а не достоянием отдельных охотников и делится между всеми по совести).

Сравнительный анализ совокупностей общедоступной и частной собственности говорит о том, что общедоступная собственность при других равных условиях предполагает сокращение количеств инвестиций, преобладание трудоемких разработок, низкую производительность труда, высокие издержки недобросовестного поведения. Для общедоступной собственности свойственны бессчётные неценовые регламентации, служащие суррогатом тех самоограничений, каковые были бы введены обладателями в условиях частной собственности (ограничение на размер плуга, величина ячеек в рыбацких сетях, установление охотничьих сезонов и т.д.). Благодаря для того чтобы рода регламентаций общедоступная собственность оказывается технически взаимосвязана и переплетена с национальной, по причине того, что в большинстве случаев как раз государство вводит эти ограничения и смотрит за их соблюдением.

Совокупность гос собственности. Как и при общедоступной собственности, обладателями ресурсов, находящихся в ведении страны, являются все члены общества, но уже не порознь, а совместно, как единое коллективное целое. гос собственность, взятая в чистом виде, предполагает полное сосредоточение прав на принятии ответов в руках центрального органа, действующего от имени общества. Распределение ресурсов осуществляется наряду с этим при помощи распоряжений-команд без участия рыночных стоимостей.

Возможно выделить пара наиболее значимых отличий гос собственности от личной.

1. Главным причиной есть неспособность совладельца гос собственности реализовать либо передать собственную долю участия в ней. Более того, никто не имеет возможности избежать обладания ею. Уклониться от совладения обороной страны возможно, только переехав на необитаемый остров.

2. Отсутствие тесной корреляции между поведением личных совладельцев гос собственности и результатами ее применения не менее важно: при совокупности гос собственности издержки, которые связаны с каким-либо ответом, ложатся на избирателя в меньшей степени, чем на обладателя в условиях частной собственности. Члены общества, следовательно, не сильный заинтересованы в контроле за результатами пользования гос собственностью.

3. У совладельцев гос собственности меньше стимулов осуществлять контроль поведение наемных управляющих (бюрократов), которым делегированы права пользования. Благодаря менее действенного, чем в частных фирмах, контроля за поведением управляющих у последних появляется больше шансов злоупотреблять своим положением в личных заинтересованностях.

Итак, совладельцы гос собственности не смогут создавать концентрации собственного богатства в избранных ими областях (не смогут, к примеру, расширить собственную долю собственности в здравоохранении, уменьшив долю собственности в обороне); расщеплять пучки правомочий и специализироваться в реализации частного правомочия лишь одного типа; налаживать действенный контроль за собственными агентами.

Физическая невозможность проконтролировать применение всех распоряжений из центра имеет два практических следствия. Во-первых, в известных пределах права на принятие ответов делегируются агентам на нижестоящих ступенях национальной иерархии. Иначе говоря происходит рассредоточение и ранжирование полномочий по вертикали: любой наемный агент (бюрократ) наделяется усеченным пучком соответствующих правомочий. Но таковой комплект прав не в собственности ему лично, а закрепляется за занимаемым им местом и, следовательно, не подлежит передаче. Наряду с этим разграничение функций между такими агентами (в отличие от частных собственников) часто бывает весьма приблизительным, что неизбежно отражается на эффективности решений.

Во-вторых, образование полуавтономных национальных структур формирует предпосылки для установления горизонтальных экономических взаимоотношений как конкретно между ними, так и между частными и ними организациями. Из этого и потенциальная возможность для создания рынка. Существует огромное множество промежуточных форм, где прерогативы центральной власти весьма ограничены, а ее представители на местах пользуются правами, практически совпадающими с правами частных собственников. Национальная корпорация, действующая на конкурентном рынке, может различаться от личной лишь тем, что часть дохода от ее деятельности идет стране, а не личным акционерам.

Но в любом случае гос собственность свидетельствует пускай частично, но ограниченное право на свободную передачу и получение дохода ресурса. Невозможность взять полную сокровище ресурса в финансовой форме агенты страны компенсируют получением дополнительных неденежных польз.

В данных условиях ценовая борьба уступает место борьбы физических черт. поставщики услуг и Производители товаров начинают стремиться иметь дело с теми, кто владеет самые привлекательными, с их точки зрения, личными чертами. Из этого неизбежные утраты в эффективности. Это отражается и на структуре распределения достатка: в выигрыше выясняются участники с самый эргономичными физическими чертями. К примеру, как мы знаем, что во всем мире национальные электростанции отдают предпочтение большим потребителям электричества, подвергая дискриминации небольших.

Имеется богатый фактический материал по сопоставлению фирм, находящихся в частных лиц и собственности государства. Он говорит о том, что национальные фирмы при других равных условиях устанавливают более низкие цены на собственную продукцию, применяют более капиталоемкие разработки, имеют более высокие операционные издержки, реже производят перерасмотрение цены, не сильный реагируют на трансформации в спросе, создают менее разнообразную продукцию, медленнее осваивают новую технику.

Но в определенных обстановках гос собственность дает отличных показателей. Существует особенный класс благ, именуемых публичными (к примеру — защита страны), в то время, когда без вмешательства страны не обойтись. Это блага, потребление которых одним человеком не сокращает их количества, достающегося вторым. Тут в воздействие вступает политический механизм принятия ответов.

Следовательно, в каких-то случаях самая эффективной выясняется коммунальная собственность (при изобилии ресурсов либо высоких трансакционных издержках), в других — национальная (производство публичных благ), в третьих — личная.

С данной точки зрения, весьма интересно посмотреть на современное положение отечественной экономики. В рыночной экономике, в условиях четко определенных прав собственности любой знает, что он может повысить благосостояние, не захватывая чужого имущества, а лишь приумножая собственный. В переходной экономике удачнее бороться за присвоение бывшей гос собственности. Налицо обычная борьба за захват ресурсов по принципу первый занял, первым воспользовался. Претендентами в этом соревновании выступают администрация фирм, их трудовые коллективы, органы управления, новые коммерческие и национальные структуры. Перераспределительная деятельность подменяет производительную, инвестиционная активность парализуется. Присвоив собственность, новый обладатель не чувствует себя застрахованным от конфискаций и возможных переделов. Это пробуждает к проеданию капитала, скорейшему превращению производительных благ в потребительские. Так, экономика нашей страны полностью чувствует на данный момент на себе все негативные последствия, порождаемые отсутствием полной спецификации прав собственности.

В марксистской трактовке собственности на базе характера соединения субъектов со средствами производства выделяют личный и публичный типы собственности. На рис. 3 приведены принципиальные черты общественного типов и частного собственности.

Обществознание. Экономика: ее формы и Собственность. Центр онлайн-обучения «Фоксфорд»


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: