Даже ожидаемое может стать страшным потрясением, если мы не оставили надежды на лучшее.

Ксавьер Харконнен

До тех пор пока сохранившиеся обитатели Гьеди Прайм подсчитывали утраты, оценивали ущерб и планировали на будущее, Ксавьер Харконнен неспешно терял надежду. Похоже было, что ни одна живая душа не видела Серену Батлер с того времени, как она покинула остров в северном море.

Сам он дневал и ночевал на патрульных разведывательных «Кинжалах», систематично облетавших населенные континенты, где мыслящие автомобили произвели громаднейшие разрушения. Ксавьер был уверен, что, будь Серена жива, она не стала бы скрываться. Более того, эта решительная дама не имела возможность усидеть в стороне и, без сомнений, приняла бы активное участие в самых тяжелых спасательных и восстановительных работах.

На протяжении очередного полета на восток, обследовав еще один квадрат поисков, Ксавьер задумчиво наблюдал на садившееся за кормой корабля желтое солнце, покинувшее на горизонте золотистые и оранжевые сполохи. Неожиданно корабль очень сильно тряхнуло, и Ксавьер направил его ниже, где завихрения были не сильный. Эскадра последовала за начальником.

Когда-нибудь, через много лет по окончании того, как они поженятся, Ксавьер с Сереной будут говорить эту историю своим детям. На сердце становилось все тяжелее, но Ксавьер продолжал поиски, не зная, как будет жить дальше, в случае если с Сереной что-то произошло.

С громадной высоты Ксавьеру были четко видны географические огромное море и очертания континентов, отдающее собственную прохладу наступающей ночи. При большем повышении возможно было разглядеть центр столицы со скоплениями огней, светивших в местах обитания людей. За время собственного краткого ожесточённого правления мыслящие автомобили стёрли с лица земли очень много людей; миллионам было нужно бежать из городов.

Сейчас беженцы начали понемногу возвращаться в собственные дома. Строительные команды принялись расчищать завалы на месте руин промышленных комплексов, извлекая оттуда автомобили и материалы для ремонта и восстановления жилых строений; приходилось, также, заниматься распределением среди предметов и населения продовольствия первой необходимости. Эксперты Армады, войдя в Гьеди-Сити, занялись изучением остатков цитадели Омниуса, разбирая остатки и обрывки проводов сгоревших электронных схем.

Было ясно, но, что полное восстановление обычной судьбе случится еще весьма не скоро.

Ксавьер ненавидел автомобили больше, чем что-либо, но верил в людскую честь и преимущество. При всем жажде он не имел возможности осознать изменника Вориана Атрейдеса, что по собственной воле был вместе c роботом на борту машинного корабля-шпиона. Конечно, ему промыли мозги, но в вызывающем поведении молодого человека сквозила немыслимая убежденность в собственной правоте, какая-то фанатичная страсть. Похвалился тем, что он — сын Агамемнона, самого нехорошего из кимеков-титанов.

Летевшая ниже эскадрилья «Кинжалов» внезапно рассыпала строй, и автомобили веером рассредоточились над поверхностью моря.

— Терсеро Харконнен, вижу на воде остатки корабля. Похоже, это металл.

Ксавьера неожиданно охватил ужас.

— Посмотрите, что это.

Два «Кинжала», снизившись, приблизились к воде. Скоро один из пилотов опять вышел на сообщение:

— По конфигурации и величине возможно заявить, что это корпус армейского корабля Лиги. Вероятнее это штурмовик.

— Мы теряли суда для того чтобы класса на протяжении операции?

— Никак нет, господин.

— Подберите обломки, — приказал Ксавьер, подивившись твердости собственного голоса. — Нужно послать их на экспертизу.

Он не желал этого сказать вслух, но знал, что Серена и ее команда вылетели с острова в северном море на корабле как раз для того чтобы типа.

Ему вспомнилось сияющее голографическое изображение Серены, записанное на камне тёмного бриллиантового колье, которое передала ему Окта. Воспоминание было таким отчетливым, что Ксавьеру показалось, что красивая дама сама стоит перед ним, уверенный в правоте собственного неисправимого, но добропорядочного дела спасения народа Гьеди Прайм.

До тех пор пока команды разведчиков собирали на поверхности моря обломки, Ксавьер увидел, что корпус был выкрашен в серый маскировочный цвет и покрыт невидимой оболочкой, которая в нескольких местах вспучилась и отслоилась.

От мрачных предчувствий он оцепенел.

— Нам нужно убедиться, что именно и с кем тут случилось.

Самая обаятельная и привлекательная


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: