Билет 32. искусство 3 – начала 4 веков н.э.

В третьем веке углубился кризис римского рабовладельческого общества. Уже в первой половине века, в правление семейства Северов (193-235), обострился процесс разложения рабовладельческой совокупности. Актом, свидетельствовавшим о слабости метрополии и возрастающем значении провинции, был эдикт 212г. императора Каракаллы о распространении прав римского гражданства на всех свободных обитателей римских провинций. Власть императора сейчас получала всё более абсолютистский темперамент, но сам престол стал марионеткой в руках армии. По окончании династии Северов началось правление так называемых солдатских императоров. При Диоклетиане (284-305) случилось первое разделение Римской империи на части западную и восточную и установилась совокупность домината – неограниченной власти императора в отличие от существовавшей со времени Августа совокупности принципата.

На время Северов приходится последний короткий подъём римского реалистического портрета. Бюст императора Каракаллы – вершина римского портретного реализма. Происходит возвращение к безжалостной правдивости портрета более ранних эр. Новыми чертами художественного способа являются сильная психологический анализ и драматизация образа. Провалилась сквозь землю статичность, образ полон динамики. Сложности и глубине идейного плана портрета соответствует его развитый пластический стиль, сложные приёмы композиционного построения, энергия скульптурной моделировки в сочетании с применением шепетильно созданных эффектов светотени.

Период правления «солдатских императоров» — время крайней неустойчивости политического и экономического положения империи. Для искусства этого периода характерен начавшийся и скоро нараставший распад реалистического способа. Стиль римского портрета начинает сильно изменяться. Разрушение канонов древнего портрета на первых порах открывало перед живописцем возможность непредвзятой передачи натуры. Разнообразие типов. В портретах этого периода неспешно развиваются две тенденции – нарастание и внешнее огрубление образа в нём повышенного духовного напряжения. Соединение этих тенденций в одном образе нарушает его реалистическую целостность. К примеру, в портретах императора Филиппа Аравитянина преобладающая черта – пафос неотёсанной силы, одновременно с этим напряженный взор Филиппа говорит о рвении живописца внести в образ черты повышенной одухотворённости, ставшей элементом нового художественного идеала. Сходными изюминками владеют портреты императора Максимина Фракийца. В скульптурной форме проявляются черты упрощения, схематизации; моделировка делается более лаконичной, без прошлых узких нюансов. Черты схематизации усиливаются, одухотворённость обретает отвлечённый темперамент, что привод потом к полной условности образа.

Женские портреты 3 века отличаются большей мягкостью, нежели мужские, в них ещё чувствуется традиция 2 века, как об этом свидетельствует портрет юный римлянки из Копенгагенской глиптотеки либо так называемый портрет Луциллы из Капитолийского музея в Риме. Но и в женском портрете появляются образы, в которых с ясной обнажённостью раскрываются отрицательные качества модели. Таков портрет пожилой дамы (Капитолийский музей), вид которой говорит о жестокости и грубости. Черты упрощения пластического языка сказываются в лаконичной, без узких переходов, скульптурной моделировке, в трактовке волос твёрдыми линиями, в новом приёме изображения бровей узкими насечками.

В скульптурном рельефе 3 в. резче, чем в портрете, выявляются черты упадка. Рельефы саркофагов заполнены большими изображениями с чёткими контурами, складки одежд выделены глубокими врезами, создающими не красивое, а графическое чувство. Композиция теряет чёткость, допускаются разномасштабные фигуры. Самый нередки изображения охоты на львов, мифологические сюжеты, к примеру – миф об Ипполите и Федре, сцены войны. Не обращая внимания на упрощение форм, многие изображения отличаются сильной экспрессией, громадным эмоциональным напряжением; такова выполненная ужасной патетики сцена битвы на саркофаге Людовизи.

Саркофаг с изображением философа из Ватиканских музеев, быть может, Плотина, есть следующим рельефа; композиция получает строгий симметричный темперамент. Лица личны, и, по всей видимости, портретны, им уделить время, но связь между изображениями слабеет; появляется застылость в самих фигурах и в трактовке складок одежды.

Четвёртый век – время усиливающегося разложения Римской империи. Рабовладельческий метод производства уже изжил себя. Торговля пребывала в упадке, и вместе с ней падало экономическое значение городов. Ведущая роль в экономике перешла к большим земельным поместьям. Особенное значение в это время имело для публичной судьбы Рима, и для мастерства христианство.

Техника мозаики в громаднейшей мере соответствовала задачам, находившимся перед украшавшими раннехристианские храмы живописцами. Необычная лучистость мозаики, светозарный темперамент её красок содействовали дематериализации фигур, ослаблению их настоящей ощутимости, усиливали одухотворённость образов. Иначе, мозаика создавала эффект ослепительного достатка, придавшего изображениям выделено репрезентативный темперамент. Самой ранней из дошедших до нас храмовых мозаик есть относящаяся к середине 4 в. мозаика обходной галереи мавзолея Константины. На белом фоне раскинулись виноградные лозы, между которыми расположены сцены сбора винограда, в маленьких круглых медальонах – флирт, овны, голуби. Все эти изображения имеют иносказательный, отвечающий христианской символике суть, но в изобразительном замысле они во многом сохраняют близость к древней реалистической традиции.

[BadComedian] — Перемещение Вверх (Плагиат либо великая правда?)


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: