А тайн все больше

Когда вампирши прибежали на маленькое кладбище недалеко от замка, им сразу стало ясно, что гнев юных вампиров не остыл. Лучиано и Франц Леопольд стояли друг напротив друга, на расстоянии всего нескольких шагов. Они лишь смотрели друг на друга, но даже сам воздух, казалось, вибрировал от их ненависти. Острие шпаги Дракас было направлено прямо в сердце Лучиано, но Носферас это не волновало. Возможно, гнев ослепил его.

— Лео ничего ему не сделает, — сказала Иви, но ее голос немного дрожал.

— Нет, не сделает, — согласилась с ней Алиса. — Потому что я не допущу этого!

Она лихорадочно огляделась. Тот факт, что Сеймоур не пошел с ними, огорчил ее. Неужели он до сих пор дулся на Иви, из-за того что она закрыла его и бросила? И поэтому именно сейчас оставлял без защиты? Это было не очень хорошо, но в данный момент уже ничего нельзя было изменить.

Крепко сжав эфес шпаги, Алиса устремилась к драчунам и встала рядом с Лучиано.

— Лео, прекрати эту бессмыслицу! — крикнула она. — Неужели ты хочешь сделать еще хуже? Вместо того чтобы признать свою ошибку и попросить прощения!

— Это я не прав? — Франц Леопольд холодно рассмеялся. — Алиса, не будь смешной. Этот Носферас смертельно обидел меня и мою семью и должен ответить за это!

— Он лишь защищал Иви. Это ты должен извиниться за оскорбления, которые нанес ей! — потребовала Алиса.

— Нельзя оскорбить нечистокровную, потому что у нее нет ни чести, ни достоинства. Она рабыня, которую сделал таковой чистокровный вампир только для того, чтобы она слушалась его и служила ему.

— Забери свои слова назад! — закричал Лучиано. — Да Иви гораздо лучше, чем вся твоя семья, вместе взятая!

Несмотря на направленную на него шпагу, он хотел наброситься на Франца Леопольда, но Алиса оттолкнула Лучиано в сторону и закричала, чтобы он не поддавался на провокации Дракас. Теперь она стояла напротив Франца Леопольда. Кончики их шпаг находились всего в нескольких миллиметрах друг от друга.

— Ты хочешь драться со мной? — насмешливо спросил Франц Леопольд. — Неужели ты ищешь смерти? Наверное, вчера ночью ты не видела, как я сражался!

Алиса упрямо подняла подбородок.

— О да, я видела, как ты сражался, и знаю, что не владею шпагой так же, как ты, тем не менее я не могу допустить, чтобы ты и дальше угрожал Лучиано. И если я могу остановить тебя, только подвергшись смертельной опасности, то я готова.

— И зачем?

— Лучиано и Иви — мои друзья, и я не дам их в обиду!

— Это уже не смелость, а скорее сумасшествие!

Неужели в его голосе послышались нотки восхищения?

— Это смело, благородно и безрассудно! — прозвучал чей- то грубый голос, которого Алиса никогда не слышала.

Лучиано выглядел растерянным. А вот Франц Леопольд узнал его, и на его лице появилась слепая ярость.

— Как ты смеешь! — закричал он и направил шпагу на светлый силуэт, который приближался так быстро, что Алиса смогла рассмотреть его только тогда, когда он остановился перед Францем Леопольдом с выражением отвращения на лице.

Иви застонала и закрыла лицо руками.

— О, пожалуйста, вы не должны этого делать!

Алиса еще никогда не видела подругу такой беспомощной. Фамалия снова посмотрела на высокого незнакомца с серебряными волнистыми волосами до плеч. Она беззвучно открывала и закрывала рот.

— Ах, мы снова встретились. Я вижу, ты захватил с собой мечи. Конечно, ты мог выбрать только такое оружие. И как я мог ожидать от тебя элегантного сражения на шпагах?

Франц Леопольд презрительно хмыкнул и бросил шпагу на землю. Он требовательно протянул руку.

— Мне все равно. Давай начнем, если ты так хочешь защитить ее честь, которой у нее нет.

Незнакомец бросил Францу Леопольду один из мечей, который тот ловко подхватил. И они тут же приготовились к поединку, стали кружиться, не спуская друг с друга глаз.

— Нет! Пожалуйста, прекратите! — взмолилась Иви и всхлипнула.

Лучиано ошарашенно уставился на обоих.

— Мне может хоть кто-нибудь объяснить, что здесь произошло? Кто этот юноша? Откуда он взялся так неожиданно и какое отношение он имеет к Иви?

Соперники скрестили клинки, так что по ночному кладбищу пронесся звон, потом снова отпрыгнули друг от друга и стали кружить, поджидая ошибки противника.

— Ах, так ты не знаешь этого господина?! — воскликнул Франц Леопольд. — Хотя слово господин подходит ему меньше всего. Я предпочел бы называть его монстром. Позвольте представить: Сеймоур, ревнивый любовник нашей нечистокровной Иви, которая, наверное, заслужила его гнев, если учесть, как она относится к понятию верности! Нет, наша Иви любит забавляться с теми, кого ей удается завлечь в свои сети.

— Это неправда! — отчаянно воскликнула Иви.

— Нет?

Франц Леопольд посмотрел на нее. В его взгляде было столько холода, что Алиса содрогнулась.

— Разве не в этом месте он вырвал тебя из моих рук?

— Это не то, что ты думаешь!

Франц Леопольд на мгновение утратил бдительность и едва не выронил меч. Сеймоур прыгнул вперед и ударил его, но Дракас успел отразить нападение, потом сделал шаг назад и снова восстановил равновесие.

— Конечно, это не так! — возмущенно воскликнула Алиса. — Неужели ты совсем ослеп? Это же сразу бросается в глаза. Сеймоур — брат Иви, разве не так?

Теперь Франц Леопольд оттеснял Сеймоура назад.

— Ее брат? Это невозможно.

Иви вышла вперед.

— Ну почему же, это действительно так. А теперь прекратите сражаться. Пожалуйста, для этого нет причин.

Сеймоур, который до сих пор лишь делал вид, что отступает, нанес целую серию быстрых ударов, и меч Франца Леопольда отлетел в сторону. Иви прыгнула к ним и подхватила меч.

— Так, а теперь давайте покончим с этой враждебностью. Я признаю, что держать все в секрете, наверное, было ошибкой, но мы думали, что так будет лучше. А теперь настало время открыть правду, и я расскажу вам все, что вы захотите узнать.

— Сеймоур ее брат! — прокряхтел растерянный Лучиано.

— Да, естественно. Ты уже знал, что он необычный волк. Но твоя наблюдательность распространялась только на Иви, — произнесла Алиса.

Лучиано пожал плечами и невесело улыбнулся.

— Да, правда, для меня он долгое время был обычным волком.

Алиса закатила глаза, но потом ее взгляд упал на левую руку Сеймоура.

— Вы посмотрите только, у него… у него третий браслет из клох аир! Значит, он и есть тот оборотень, которого выбрала стая?

— И да, и нет, — сказала Иви. — Я готова рассказать вам его историю, если Лео не будет вести себя так враждебно.

— Это я веду себя враждебно?! — возмущенно воскликнул венец. — Я не помню, чтобы вел себя враждебно, когда он напал на меня в первый раз!

Он обвиняюще показал на Сеймоура.

— Ты не имел права касаться моей сестры!

— Это не твое дело, — парировал Дракас.

— Почему же, мое, ведь твое поведение дает мне на это право. Ты презираешь Иви, потому что когда-то она была человеком, так же как и я. Я знал, как ты к этому отнесешься, и не мог допустить, чтобы такой, как ты, ранил душу Иви.

— Душу, — усмехнулся Франц Леопольд. — Она потеряла ее, когда стала вампиром.

— Возможно, — сказал оборотень. — Об этом я не могу судить. Но у нас у всех есть чувства, и я не допущу, чтобы ты топтал их!

— Этого больше не будет, — сухо сказал Франц Леопольд. — Ни одна нечистокровная не достойна моего внимания.

И с этими словами он, высоко подняв голову, покинул кладбище.

— Проклятый идиот! — крикнул ему вслед Лучиано. — Ты недостоин даже смотреть на Иви, настолько она выше тебя, независимо от того, какая кровь течет в ее жилах!

Сеймоур подошел к Иви и положил руку ей на плечо.

— Сестричка, должен сказать, это был очень неудачный выбор. Дракас не тот вампир, которому можно отдать свое сердце.

— Если у меня вообще еще есть сердце, — пробормотала она и положила руку на грудь, прислушиваясь к себе. — Но здесь очень больно, значит, у меня еще есть что-то похожее на сердце.

— А сколько же тебе лет? — спросила Алиса, чтобы отвлечь Иви. — Можно я угадаю?

— Пожалуйста.

— Я сказала бы, что не меньше ста.

Иви слабо улыбнулась.

— И как ты это поняла?

Они сели на покрытые мхом могильные камни. Сеймоур оставался рядом с сестрой. Он был гораздо выше ее, и она прислонилась к его руке.

— Просто я предположила, что ты носишь браслет с самого начала. Ну, с момента мирных переговоров прошло почти девяносто девять лет…

Иви кивнула.

Это так. Сеймоур, Тара и я носим браслеты уже девяносто девять лет без одного дня. Прошло столько времени с тех пор, как меня сделали вампиром, а Сеймоура — оборотнем. На начало переговоров мы были всего лишь людьми, пусть и особенными, так как в наших жилах текла старая магия друидов.

Алиса хлопнула себя по лбу.

— О, демоны подземного мира, и почему я сразу не догадалась. Тара — ваша мать!

— Да, — просто сказала Иви. — Мы трое присутствовали на переговорах, когда Турлох принес браслеты, которые он изготовил из клох аир. Предложение было хорошим, но они никак не могли договориться, кто из них будет носить их. Старцы, казалось, были пропитаны ядом ненависти, сильные юнцы были слишком безрассудны и хотели изменений.

— И кто это предложил? — спросила Алиса. — Это произошло против вашей воли?

Она содрогнулась при одной мысли об этом. Алиса представила себе девочку Иви и ее брата, как вампиры и оборотни договорились за их спиной, а потом отобрали детей у матери, чтобы сделать их теми, кем были сами.

— Нет, мы согласились. Это даже было нашей идеей.

Иви посмотрела на Сеймоура, человеческие глаза которого были такими же ярко-бирюзовыми, как у Иви. Он взял ее за руки.

— Да, — подтвердил Сеймоур. — Мы были молоды и преисполнены геройских помыслов, и мы увидели скорбь в глазах своей матери, когда перспектива мира снова стала отодвигаться в далекое будущее. Той ночью у нас родилась мысль стать залогом — объединенные любовью друид, оборотень и вампир. Это разбило сердце Тары, но мы не оставили ей выбора, и ей пришлось смириться.

— А в полнолуние мы совершили ритуал на могильном кургане.

— Он сделал вас бессмертными, — вмешался Лучиано. — Ну, по крайней мере Иви. Но и оборотни живут очень долго. Если бы вы остались людьми, то давно бы превратились в прах. Это было правильное решение.

Иви посмотрела на него с доброй улыбкой.

— Только тот, кто никогда не был человеком, не может прочувствовать, что теряет. Для вас все абсолютно естественно. Люди — лишь добыча в ваших глазах. А я все еще смотрю на них по-другому, и мне пришлось покинуть их общество с тяжелым сердцем. Вы никогда не знали жизнь при свете дня. Но иногда, когда наступает день, во мне просыпается непреодолимое желание остаться снаружи, чтобы послушать пение птиц и подставить лицо под теплые лучи солнца.

— Оно не теплое, а разрушительно горячее! — поправил ее Лучиано.

— Для вас. Да и для меня после превращения тоже.

Алиса посмотрела вдаль, задумчиво наморщив лоб.

— Но одного я все-таки не понимаю. Почему Сеймоур остался с тобой? Почему он живет с Лицана, а не со стаей оборотней на болотах Коннемары?

Иви и Сеймоур быстро переглянулись.

— Я не был готов оставить ее. Иви моя сестра-близнец, и я защищаю ее, куда бы она ни пошла.

— Наверное, это вызвало недовольство оборотней, — предположила Алиса.

— Да, это одна из причин, почему они обвиняют нас в предательстве и нарушении соглашения. Они говорят, что Тара на стороне вампиров, а Сеймоур скорее Лицана, чем оборотень. Поэтому они чувствуют себя обманутыми и думают, что имеют полное право не передавать камень друидам.

— Я могу понять оборотней, — сказал Лучиано, не обращая внимания на рычание Сеймоура. — Это немного попахивает жульничеством. Каждый из избранных должен был жить со своим кланом.

— Но у них в руках был клох аир, — мрачно возразил Сеймоур.

— Они имели на это право! Жребий решил, что первые девяносто девять лет он будет принадлежать им, — сказала Иви.

— А что, если Сеймоур объявит о своем желании жить со своей стаей? Возможно, тогда все нормализуется и угроза войны исчезнет, — робко предположила Алиса.

— Никогда! — воскликнул Сеймоур.

— Теперь уже, я думаю, поздновато, — сказала Иви.

— Хорошо, — сказал Лучиано и поднялся. — Тогда нужно посмотреть, как можно решить разногласия другим путем и передать камень туда, где он должен быть по соглашению: друидам!

— Да, правильно, но что ты собираешься предпринять? В данный момент мы вообще ничего не можем сделать. Мы должны ждать, пока вернутся Лицана, и сообщить им о том, что скорее всего оборотни прячутся в Росс Эррили.

— А потом? — спросил Лучиано. — Потом они отправятся в монастырь, постучатся в ворота и скажут: пожалуйста, дайте нам камень? Оборотни только посмеются над ними. Как ты сама сказала, они выбрали это место специально, чтобы в него не смог зайти ни один Лицана.

— Кроме Иви и Мэрвина.

— Точно, кроме Иви, Мэрвина и тех, кто был в Риме.

— Но они снова откажутся брать нас с собой, — медленно сказала Алиса.

Лучиано кивнул.

— Да, я тоже так предполагаю.

— Так что мы должны оказать им поддержку без их разрешения!

Лучиано хмыкнул.

— Да, я тоже так считаю. Мы победили преследователей. Солнце сожгло их тела. Зачем нам и дальше прятаться за этими стенами?

— Пойдемте, — проворчал Сеймоур и снова принял облик волка.

Иви тоже встала.

— Я тоже думаю, что им нужна наша помощь. Пойдемте, — повторила она слова брата и последовала за ним через кладбищенские ворота, которые с легким скрипом захлопнулись за ними.

Тайна третьей планеты | Советский мультфильм для детей


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: